Публикации
Статьи
Книги
Повести, очерки, рассказы
Видео

Ертмакова Галина. «От войны спаслись в Чувашии».

Документы Государственного исторического архива о помощи эвакуированным детям в годы Великой Отечественной войны.

Война и дети… Это одна из наиболее горьких страниц истории Великой Отечественной. Детей надо было спасать не только от уничтожения фашистами, но и от голода, болезней, создавать необходимые для жизни и учебы условия.

Основной комплекс документов, свидетельствующих о жизни эвакуированных детей в Чувашии, содержится в фондах СНК Чувашской АССР, Переселенческого отдела Совнаркома ЧАССР (в 1942-1945 гг.- отдела Совнаркома ЧАССР по хозяйственному устройству эвакуированного населения), Наркомата просвещения ЧАССР, районных отделов образования и детских учреждений. Среди них имеются материалы секретного хранения, рассекреченные на рубеже XX-XXI веков.

В первые дни Великой Отечественной войны в Чувашию стали прибывать эшелоны и суда с эвакуированным населением. 26 июня 1941 г. была создана правительственная комиссия Чувашской АССР по приему и размещению эвакуированного населения во главе с председателем СНК А.В.Сомовым. Особое внимание уделялось эвакуированным детям.

К 1 октября 1941 г. в Чувашии было учтено 17085 эвакуированных детей в возрасте от 3 до 17 лет. Часть из них прибыла организованным путем с детскими домами, детсадами и интернатами, большая часть – вместе с родителями. В начале войны появлялись также и дети без присмотра взрослых: потерявшие родных и близких во время эвакуации, отставшие от эшелонов и т.п. В данном материале основное внимание уделено освещению деятельности органов исполнительной власти, а также вкладу населения Чувашии в оказание помощи эвакуированным в республику детским учреждениям.

На 1 ноября 1941 г. в Чувашию были эвакуированы следующие детские учреждения: 8 детских садов (7 – из Москвы, 1 – из Харькова), 1 деткомбинат (Москва), 3 детских дома (Москва, Петрозаводск, Тикописс – Ленинградская область), группа детей работников Текстильпроекта (Москва), а также группы детей из Ленинграда. Около 1 тыс. ребятишек было эвакуировано в республику летом 1943 г. – из Ленинграда и детприемника НКВД Москвы.

В Госистархиве Чувашии сохранились списки детей, прибывших из Ленинграда. Против фамилий многих из них отмечено: «родители умерли», «мать умерла, отец в РККА», «сведений нет». Есть в списках дети с отметкой «ранен», «без руки», «с ранением в правое колено», «сильно ослаблен». Маленькие ленинградцы были распределены по детским домам, имевшимся в республике, для них были срочно открыты новые детские дома.

До войны в пределах Чувашии было 5 детских домов: в Цивильске, Чебоксарах (Заволжский детдом), Ибресях, Мариинском Посаде и Ядрине. С началом войны были открыты детдома на базе Кувшинского дома отдыха и в селе Убеево Красноармейского района, в 1942 г. – в селе Вотланы Комсомольского района, в 1943 г. – в связи с прибытием большого количества эвакуированных детей из блокадного Ленинграда — в селах Алдиарово Янтиковского района, Ишаках и Кугесях Чебоксарского, Каршлыхах Сундырского, Явлеях Алатырского района. В 1944-45 гг. были открыты дома для детей – сирот в селах Кладбищи Алатырского и Бичурга-Баишево Комсомольского района.

2 августа 1941 г. было принято постановление Совнаркома ЧАССР «О размещении эвакуированных детских домов», согласно которому для размещения прибывающих детских учреждений были выделены помещения в селе Порецкое для 275 детей: двухэтажное здание общежития педучилища, здание средней школы, здание нарсуда и канцелярия рыбкоопа; в селе Кладбищи Кувакинского района для 168 детей – здание средней школы; в селе Ишаки Ишлейского района – здание средней школы на 155 детей, в селе Аликово – здание дома колхозника для 155 детей; в селе Штанаши Красночетайского района – здание средней школы для 125 детей).

Здания школ, сельсоветов, почтовых отделений, клубов и др., выделенные для детдомов, не были приспособлены для проживания детей, приходилось их срочно перестраивать, утеплять двери и окна, перекладывать печи. Большую помощь в этом оказывали колхозы, местные учреждения и предприятия.

Много проблем возникало и с обеспечением продуктами, одеждой и обувью. Выделенные централизованные фонды не сразу доходили по назначению. И в этих случаях тоже на помощь приходило население, колхозы, учреждения и предприятия. Серьезная помощь была оказана домохозяйками г. Чебоксары эвакуированным ленинградским детям, вынужденно остановившимся в Чебоксарах. Одного только детского белья было сшито 173 пары в течение трех дней. По данным 12 районов в 1941 г. по республике оказана помощь эвакуированным детям на сумму 173170 руб., из них деньгами – 50400 руб., куплено пальто на 55300 руб., обуви на 15150 руб., валенок на 3045 руб., мануфактуры на 19275 руб.

7 марта 1942 г. труженики колхоза «Трактор» Чебоксарского района обратились к населению республики: «Немалое количество эвакуированных, а также потерявшие своих родителей дети вынуждены жить в детских домах и яслях. Наша святая обязанность заключается в том, чтобы окружить этих детей материнской лаской и заботой… Мы берем шефство над эвакуированным детским садом. Ежедневно мы будем выделять для нужд детсада по 30 литров молока, 60 штук яиц. Каждый колхозный двор обязался вырастить по 1 курице для детсада. Кроме того, мы обеспечим детсад овощами и картофелем, а также дровами…».

Большинство детских учреждений находилось в удовлетворительных условиях. Имели подсобные хозяйства, над ними шефствовали ближайшие колхозы. Коллектив Кугесьского детдома поддерживал связь с воинами Ленинградского фронта. На поздравительное письмо детей по случаю прорыва блокады Ленинграда маршал Л.А.Говоров прислал в детдом ответное письмо и две автомашины с подарками от защитников Ленинграда.

К сожалению, не все детские учреждения были одинаково хорошо обеспечены. Тяжело пришлось воспитанникам Алдиаровского детдома Янтиковского района в первые дни его организации. Помещения там оказались не приспособленными для нормальной жизни, были перебои с продуктами. Трудно было в первое время и детям Ишакского детдома. Воспитательница З.Ф.Смирнова вспоминала: «Дети летом и осенью жили хорошо, но с декабря 1943 года они были плохо обеспечены продуктами, у них понизился вес, ухудшилось состояние здоровья. Сами заготавливали дрова, были за техничек, стирали белье, мыли полы…»

Лечили заболевших детей местные медицинские работники. Надо отдать им должное – эпидемических заболеваний в детдомах не было, хотя в годы войны в Чувашии были и дизентерия, и сыпной тиф. Профилактические прививки проводились своевременно. Больных госпитализировали в местные больницы. Случаи смерти детей были единичны. Например, несмотря на старания медиков в Ишакской больнице 11 марта 1944 года скончался 5-летний Пустовалов Юра из Ленинграда. В документах сохранились положительные отзывы о врачах – А.И.Луневой, лечившей детей из блокадного Ленинграда в Ишакском детдоме, заслуженном враче Чувашской АССР, педиатре К.А.Арзамасовой, которая «отстаивала и отхаживала детей, пострадавших от войны. Умирала в больнице девочка, эвакуированная, с открытым туберкулезом легких. Клавдия Александровна, доставая из детской столовой питание, добилась для нее путевки в местный Чуварлейский санаторий, поставила ее на ноги…».

Из эвакуированных более половины детей были школьного возраста. Кроме питания и обеспечения всем необходимым, детей надо было обучать, возобновив прерванное войной образование. Для их учебы в местных школах открывались дополнительные классы, закупались учебники на русском и языках других национальностей. В конце 1941 г. по заявке Наркомпроса было получено дополнительно 18 тыс. экземпляров учебников на русском языке, открывались параллельные классы с обучением на русском языке. Эстонские, латышские, литовские ребятишки обучались в пос. Ибреси на своем родном языке. (Напомнить бы об этом нынешним лидерам прибалтийских государств, принимающим законы, запрещающие русскоязычным гражданам обучаться на родном языке!) В Чебоксарах при школе №5 была организована группа детей-поляков, которых обучали учителя польской национальности.

Воспитанников детдомов, достигших 16 лет, трудоустраивали на Чебоксарской хлопчатобумажной фабрике, кожкомбинате им. Водопьянова и других предприятиях Чувашии, посылали на учебу в ремесленные училища, школы ФЗО.

В конце 1944 г. началась реэвакуация. Эвакуированные детские учреждения со своим штатом воспитателей были отправлены эшелонами на прежние места жительства. За отдельными детьми приезжали родители и родственники. Велась активная переписка по розыску и возвращению детей.

Просьбы родителей удовлетворялись, причем финансовые расходы по переезду возмещались за счет республики. Уезжающие дети снабжались в дорогу всем необходимым. Забирая детей, родители выражали огромную благодарность Чувашской республике, Наркомату просвещения, работникам детских домов, присылали письма.

К чужим как своим — так можно охарактеризовать чувства жителей Чувашии, принявших во время Великой Отечественной войны свыше 70 тыс. эвакуированных граждан, в том числе свыше 30 тыс. детей. Русские, украинские, белорусские, латышские, литовские, эстонские, еврейские и дети многих других национальностей в самые страшные для себя годы нашли приют в маленькой национальной республике. Именно об этом необходимо вспоминать сегодня, когда вновь пылают национальные конфликты, когда сотни детей становятся сиротами, когда переполнены детские дома, когда уровень нашей нравственности позволяет родителям отказываться от своих детей. Хочется надеяться, что уроки истории помогут людям опомниться и избежать повторения ошибок.

Г.В. Ертмакова, кандидат исторических наук, директор РГУ «Государственный исторический архив Чувашской Республики»

Источник: Государственный исторический архив Чувашской Республики.