Публикации
Статьи
Книги
Повести, очерки, рассказы
Видео

Елеуханова Светлана. «Эвакуация евреев в Казахстан в годы Великой отечественной войны на примере Софии Менделеевны Мендес».

Карагандинский государственный университет им. Е. А. Букетова Личностный подход к изучению человека развивается во всех гуманитарных науках, в том числе и в истории. Обращение к конкретным судьбам рядовых участников исторического процесса возможно на основе привлечения воспоминаний, устных интервью. Сквозь призму семейной истории можно взглянуть на такую проблему ХХ века, как эвакуация евреев в восточные области страны в военные годы. На основе источников личного происхождения автор пытается восполнить страницы истории перебазирования граждан еврейской национальности из фронтовой зоны в Казахстан в годы Великой Отечественной войны, их жизни и быте в эвакуации. Ужасы войны, гибель близких и родных, трудности эвакуации испытали на себе многие евреи. Трагические исторические события, связанные с тяжёлыми военными невзгодами, выпали на Софию Менделеевну Мендес (в девичестве Золотницкая, 1906 г.р.) – уроженку Украины. Она видела, сколько горя принесли людям военные годы. До войны она проживала в селе Красино, которое возникло в 1924 г. на территории еврейского национального района – Сталиндорфского района Днепропетровской области. Сталиндорфский район являлся самым крупным национальным районам на Украине.

До 1941 г. в с. Красино насчитывалось более двух тысяч евреев [1]. Большинство жителей села трудились в колхозе. Муж Софии Менделеевны – Самуил Ефимович работал в МТС. К началу войны С. М. Мендес было полных тридцать пять лет. Она была простой, малограмотной женщиной. Жили дружно, но большого достатка семья не имела. В доме была самодельная мебель: стол, лавка, стулья, кровати и сундук. Выживали за счёт ведение домашнего хозяйства [2].

В селе ходили слухи о возможной войне с Германией, но их пресекали. Все знали, что с Германией был заключён Пакт о ненападении. 22 июня 1941 года на собрании колхоза София
Менделеевна узнала о начале войны. К вечеру у здания сельского совета прошёл митинг, люди осудили нападение Гитлера на Советский Союз, заверили, что всё будут делать для разгрома врага. В конце июня 1941 г. началась мобилизация военнообязанных. Сначала на фронт отправили молодых людей. Среди них были и добровольцы. Позже стали призывать даже тех семейных мужчин, у кого было по пять — семь детей. Практически все мужчины — евреи ушли на фронт для защиты страны. София Менделеевна проводила в действующую армию своих четверых братьев – Иосифа, Владимира, Якова и Михаила. Мужа призвали в особый трудовой батальон в город Сталинск Новосибирской области, а через два месяца – на фронт. Вернулись с фронта лишь двое братьев. 22 июля 1941 г. она родила дочку – Зинаиду Самойловну.

Фронтовые сводки были неутешительными, враг стремительно продвигался вперёд, захватывая новые земли. Известия о неудачах Красной Армии, переживания за близких людей
вызывали у женщины особые чувства тревоги и страха. Отсутствие полной и правдивой информации способствовало беспокойству. С началом войны уклад жизни людей круто
изменился. Женщина была уверена, что война будет долгой. Её главная задача была бежать подальше от линии фронта, чтобы спасти ребёнка. В Постановлении советского правительства от 5 июля 1941 г. отмечалось, что на эвакуацию необходимо получить разрешение [3, с. 802].

В настоящее время известно, что 27 июня 1941г. ЦК ВКП(б) и Совнарком Союза приняли Постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного
имущества» [4, с. 208]. Разрешение на выезд в восточные области страны евреи получили 7 августа 1941 г. [1].

Надо отдать должное – официально был принят приказ об эвакуации «из областей, угрожаемых врагом, в первую очередь граждан еврейской национальности» [5]. Такой подход
к эвакуации был связан с нацисткой политикой Третьего Рейха по отношению к еврейскому населению. Так, план А. Гитлера предусматривал полную ликвидацию евреев на
оккупированных территориях. Персональная ответственность за прием, размещение и устройство эвакуированного населения возлагалась на председателей исполкомов областных,
городских, районных Советов депутатов трудящихся, секретарей обкомов и райкомов КП(б)К [6]. Спасавшихся евреев от армии противника, но самовольно покидающих места проживания, безжалостно отправляли назад. Многие жители Сталиндорфского района, а среди них были дети, женщины и старики, не успели эвакуироваться. Катастрофическая ситуация возникла из-за быстрого продвижения армии Вермахта, господствующей тактики ведения войны на чужой территории, отсутствия чёткого плана эвакуации со стороны Советского правительства в случаи оккупации территорий СССР, ограниченных пропускных возможностей железных дорог. Были случаи, когда подводы евреев, гружённые домашним скарбом, не могли добраться до железнодорожных станций. Их останавливали военные, которые отправляли людей домой, не оставляли им практически шансов спастись. Главный довод сводился к тому, что переправы перегружены в связи со стремительным наступлением немецких войск, приближением фронта к Сталиндорфскому району [7]. Такая участь постигла родственников Софии Менделеевны.

Они доехали до Днепра, но дальше их не пропустили военные. Люди были вынуждены вернуться в родные места. После войны удалось установить, что в их дом в это время заселились односельчане нееврейской национальности. Семье пришлось ютиться в сарае. Вскоре село оказалось под оккупацией. На его территории было образовано взрослое и
детского гетто, огороженное колючей проволокой. Фашисты осуществляли геноцид еврейского населения. К середине августа 1941 г. район, оккупированный фашистами,
переименовали в Фризендорф. В апреле 1942 г. жену младшего брата Софии Менделеевны перевели в трудовой лагерь. Она, как и другие узники- евреи, выполняла тяжёлые работы по строительству участка дороги Кривой Рог- Днепропетровск. Вместе с подругой ей удалось бежать из немецкого лагеря и выжить. Её спрятали и спасли местные жители – украинцы.

Вскоре она узнала, что вся семью в количестве семи человек, в том числе двух малолетних детей, трагически погибла [2]. Фашисты расстреливали еврейское население в балке за
Красинским водохранилищем, и до сих пор неизвестно точное количество людей, захороненных там [1]. Софии Менделеевне повезло: 12 августа 1941 г. в сельсовете было получено
направление на эвакуацию вглубь страны. В сохранившемся документе сказано, что «Ленинский сельсовет депутатов трудящихся Сталиндорфского района Днепропетровской
области просит партийные, советские организации, нархозы оказывать помощь эвакуированным гражданам к месту их направления. Конечный пункт эвакуации в
направлении не указан. Документ написан на простом тетрадном листе, а не на специальном бланке, заверен председателем исполкома сельсовета и подтверждён печатью [8]. С. М.
Мендес успела уехать из села до того, как в него вошли фашисты. Её спасла от уничтожения эвакуация 1941 года. На руках был месячный ребёнок, поэтому она взяла с собой самые
необходимые вещи – постельные принадлежности, одежду, немного продуктов и столовое серебро. Эвакуация осуществлялась в товарных вагонах, которые специально оборудовали для пассажиров. В пути эшелон подвергся бомбардировки, которая привела к жертвам. Несколько дней София Менделеевна с младенцем на руках шла пешком, по дороге выменивала вещи на продукты питания. Потом ехала в переполненном вагоне на восток. Вопреки всем трудностям, люди поддерживали, помогали друг другу. Эшелон следовал в Казахстан несколько недель, так как сутками простаивал на станциях [2]. Официальные документы свидетельствуют, что с августа 1941 по январь 1942 гг. основной поток эвакуированного населения последовал в Казахскую ССР. Из общего числа эвакуированного населения в Казахстан евреи составляли 40% [9]. Так, за обозначенный период в регион прибыло 8 218 евреев [10].

По приезду на станцию Матай эвакуированные граждане регистрировались и проходили санитарную обработку. И все же, несмотря на сложности переезда, Софию Менделеевну ждали в Казахстане. Поэтому её положение не было столь драматично, как у других прибывших. Две сестры мужа – Сара Ефимовна (1906 г.) и Фаня Ефимовна Мендес (1902 г.) проживали на станции Матай Алма-Атинской области. В 1937 г. Сара Ефимовна окончила Днепропетровский медицинский институт, получила специальность врача-терапевта. Учёба в ординатуре проходила в Центральной клинической больнице Наркомата путей сообщения. После окончания ординатуры она была направлена в распоряжение Врачебно-санитарного отдела Туркестанско-Сибирской железной дороги. В 1938 г. Сара Ефимовна попала на станцию Матай. В военное время она получила звание майора медицинской службы. В 1940 г. Фаня Ефимовна, окончив Александрийское педагогическое училище в Днепропетровской области, переехала к сестре, устроилась учителем начальных
классов. Всегда помнили о еврейских корнях, но никогда этого не афишировали. Знали и получали письма от брата на идиш [2].

В годы войны жить было очень тяжело. Софии Менделеевне нужно было оформить документы, зарабатывать деньги, выживать. Она поселилась у сестёр мужа в саманном доме с
глиняным полом и русской печкой. Дом отапливался углем, который собирали на железнодорожных путях. После получения прописки была принята на работу санитаркой в
больницу, стала получить продуктовые карточки. Кроме того, проводилась работа по назначению пенсий и пособий семьям фронтовиков, погибших участников Великой
Отечественной войны. Так, 26 июня 1941 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и
младшего начальствующего состава в военное время» [11]. При наличии одного ребёнка женщина получала ежемесячное денежное пособие в размере 100 рублей. Приходилось много
работать. Голодные годы наложили свой отпечаток на психику всех советских людей. У Софии Менделеевны сформировалась привычка откладывать продукты на тот случай, если
будет дефицит чего-либо [2].

Жители станции Матай с волнением каждый день слушали по радио сводки Советского информбюро, передавали друг другу новости. Не было на станции дома, в котором не ждали
писем с фронта. Поначалу с фронта приходили письма — треугольники, которые София Менделеевна с радостью получала. Эти письма она читала вслух родным, перечитывала
несколько раз. Пришло письмо – значит, родной человек жив. 4 июля 1944 г С. М. Мендес получила квадратный конверт – извещение о том, что муж погиб. Она до самой своей смерти напрасно надеялась, что он жив. Многие такие же, как она, солдатки, стали вдовами. София Менделеевна так и не вышла замуж, верно хранила память о муже и своих братьях, погибших на войне. Всю свою жизнь посвятила дочери, а потом растила внуков. Такова была учесть многих женщин того времени [2].
Необходимо сказать о ментальности эвакуированных людей, которые прожили много лет в Казахстане. Они освоили традиции казахской кухни, гостеприимство, вежливость по
отношению к старшим, проявляли межнациональную и межрелигиозную толерантность. Не было ни одного случая неприязни между эвакуированными гражданами и жителями станции, негатива по отношению к евреям. Национальная принадлежность не создавала каких-либо дополнительных трудностей. Общая беда сплотила всех. Милосердие и человеческое сострадание оказалось сильнее военных невзгод. София Менделеевна нашла в Казахстане вторую родину и не возвратилась обратно на Украину после Великой Отечественной войны.

Список использованной литературы и источников:

  1. Помнить и знать – в селе Красино свято берегут память о жертвах Холокоста. Сайт еврейской общины Днепра.
  2. Интервью с Елеухановым А. М. о бабушке – С. М. Мендес записано С. В. Елеухановой 26 июля 2019 г.
  3. Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. – М. Советская энциклопедия, 1985. – 832 с.
  4. Постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества» 27 июня 1941г.// Архив партии. – 1999. – №6. – С. 208.
  5. Шварц С. Евреи в Советском Союзе с начала Второй мировой войны (1939-1965). Нью-Йорк: Изд. Американского Еврейского Рабочего Комитета.

Источник: Национальный конгресс историков казахстана исторический факультет.