Григоий Генкин

Место рождения: г. Чечерск, Белоруссия
Во время войны: Казахстан, Красная (Советская) армия, на разных фронтах
Год репатриации: 1991



Я родился в октябре 1923 года в городе Чечерск, Белоруссия. Мой отец и дед были апожниками. До войны нас было четверо детей, а после войны родилась ещё сестра Нина. Мой отец работал на нефтяной станции, а я учился в школе. В 1935 году я поехал в Минск, где продолжил учёбу. В 1941 году я окончил учёбу и вернулся домой.

22 июня 1941 года с началом войны начались и бомбежки. Отец остался работать на нефтяной станции, а в дальнейшем был призван в армию. Мы бежали в Казахстан, где я трудился там, где требовалась рабочая сила. Те евреи, кто не бежал из Чечерска, были расстреляны фашистами и сброшены в ямы. В Казахстане мой дядя нашёл нас и перевёз в другое место. Там я работал бухгалтером.

Во время бегства из Чечерска потерялся мой младший брат Лёва, который, к счастью, нашелся, но уже после войны.

В январе 1942 года я был призван в армию и направлен в Краснохолмское пехотное училище. Я стал курсантом минометной роты училища. Один офицер (еврей) посоветовал мне, какую военную специальность стоит изучать. Условия в училище были очень трудными. За год мы должны были освоить то, чему обычно учились четыре года. У нас не было времени даже нормально поспать, т. к. днём мы учились и тренировались в применении оружия, а ночью занимались физической подготовкой. Иногда нам выдавали немного шоколада и сливочного масла.

В сентябре, за месяц до моего девятнадцатилетия, я окончил училище в звании командира миномётного взвода и был направлен воевать в Сталинград, где в то время шли тяжёлые бои. Так началась моя служба в 1053-м стрелковом полку, командиром минометного взвода в 1-м батальоне. Когда немцы поняли, что они окружены силами Красной Армии, то послали на нас танки. Бой был тяжелым. Мы окопались в снегу и стреляли по немцам

так, что они бежали. В тот же день, ближе к вечеру, подошло подкрепление. К концу боя из 600 человек нас осталось только 89.

Потом к нам пришло пополнение, и после нескольких дней отдыха мы продолжили двигаться вперед. На своём пути мы освобождали от немцев разные области. В одном из боёв я был ранен в ногу и в живот, потерял сознание и пришёл в себя только в госпитале. Там я обнаружил на своём израненном теле, по крайней мере, десять ран, а мне было всего 19 лет. Я находился в госпитале целый год, до марта 1943.

После госпиталя я снова вернулся на фронт, а через неделю боёв снова был ранен. Осколки снаряда, разорвавшегося в воздухе, попали мне в спину. Было чудом, что я остался в живых. Ранение было очень серьёзным, и молодой врач из Азербайджана решился прооперировать меня до отправки в госпиталь. После операции врач сказал, что не нашёл самый большой осколок. В госпитале мне вернули кожаный пояс, и я увидел, что тот осколок застрял в нём. Я пробыл в госпитале, около двух месяцев, а затем снова вернулся на фронт.

Шли ожесточённые бои в районе Луганска. Лишь немногие смогли выжить в этих битвах, и я был среди них. После этих боёв мы должны были сражаться за освобождение полуострова Крым. Мы были предупреждены, что бои там будут очень тяжёлые. Катюши полностью уничтожили весь этот район. Немцы пытались бежать, но это удалось немногим, т. к. мы преследовали их. Затем мы освободили от немецкой оккупации ещё один город, и солдаты нашей дивизии были награждены медалями.

Когда в Крыму закончились военные действия, нам было приказано окружить татарские деревни, т. к. во время войны татары помогали немцам. Сталин приказал депортировать все их деревни. Тяжело было видеть, как насильно погружают в грузовики пожилых людей и детей. В течение двух часов деревни были пусты.

Мы продолжили освобождение территорий от немцев и уже в январе подошли к границе Германии. Мы прорвали её и вошли в Пруссию. Там велись очень ожесточённые бои, и я снова был ранен. Мой друг вытащил меня с поля боя, а затем мы вместе вытащили ещё нескольких раненых, и этим спасти их. Я пробыл в госпитале до конца войны. На следующий день после окончания войны, я попросил, чтобы меня выписали из госпиталя. Я вернулся снова в армию и получил звание старшего лейтенанта. После окончания войны участвовал в параде Победы. На этом параде все офицеры были одеты в красивую форму, и все солдаты были одного роста. На всю жизнь запомнил этот парад, так как это был единственный раз, когда я видел своими глазами Сталина.

Я демобилизовался из армии из-за ранений. Получил боевые награды, в том числе: ордена "Красной звезды" и "Отечественной войны" 1-й и 2-й степеней и медали. Мой отец также получил много медалей.

Оглядываясь назад, думаю, что лучше было бы остаться в армии, когда я вернулся домой, было очень голодно, не было возможности учиться в университете, и поэтому я сразу начал работать. Я встретил Раису, и мы поженились. Мне тогда было 22 года, а ей - 18 лет. Я окончил техникум и работал директором гастронома в Украине до выхода на пенсию.

В марте 1991 года, когда мне было 67 лет, вся наша семья репатриировалась в Израиль в город Беэр-Шеву. У нас есть сын и дочь, трое внуков и пять правнуков.

В 2014 году, в ходе военной операции "Цук эйтан" Григорий проявил мужество и силу духа при спасении пожилой жительницы района Нахаль-Бека оказавшейся под обломками дома, в который попала ракета. За это он получил награду от мэра города Рубика Даниловича.