Левинзон Фаня

Год рождения: 1931
Место рождения: город Ямполь, Винницкой области, Украина
Во время войны: Ямпольское гетто, Украина
Год репатриации: 1990

 

Родилась я в 1931 году в Винницкой области Украины, в маленьком городке Ямполь. Я была первым ребёнком в молодой еврейской семье, маме было 20 лет, а папе 21 год. Второй ребёнок – моя сестрёнка Лариса появилась только через девять лет после меня. Сами же мои родители происходили из многодетных еврейских семей.
В семье Балтер, в который родился отец, было 11 детей, но я помню только двоих его братьев – Аврума и Лейзера. Знаю также, что двое из его братьев погибли ещё в Гражданскую войну. Дедушку звали Фридл, он умер ещё до моего рождения, а бабушку звали Рейзл.
В семье Березовских, в которой родилась моя мать было 13 детей, но к началу войны осталось только семеро, два брата, Михаил и Самуил, и пять сестёр, Бела, Хася, Роза, Аня и Геня – моя мама. Дедушку и бабушку звали Шулем и Шейва.
Перед началом войны папа работал парикмахером, а мама была бухгалтером в организации от министерства заготовок. Папу призвали в армию, и он ушёл на фронт на второй день войны. Многие жители, в основном евреи, стали разными путями бежать из города. Хотела уехать и мама со своей семьёй, но её начальство из-за того, что она занимала важную, в масштабе городка, должность, не разрешили ей это сделать, обещая взять её, когда поедут сами. Конечно, они её обманули, удрали сами, даже не сообщив ей об этом.
Приблизительно за неделю до того, как пришли немцы, к нам в дом зашли три солдата в неизвестной форме. Дедушка был родом из Бессарабии, знал немного румынский язык и понял, что это румынские солдаты. Они интересовались, есть ли в городке советские солдаты и сказали, что скоро здесь будут немцы. Тогда дедушка решил, что надо уходить.
Нас было девять человек: дедушка с бабушкой, мама, четыре её сестры, из которых две близняшки 18-ти лет и семилетняя Анечка, я и моя годовалая сестрёнка Лариса. Мы вышли такой компанией на рассвете и пешком отправились в Томашполь. Мы шли туда потому, что рядом с этим местом была железнодорожная станция и мы надеялись сесть в какой-нибудь поезд. Пришли мы в это местечко уже ночью, но в одном доме хозяева пустили нас переночевать. На рассвете бабушка и три старших маминых сестры решили вернуться обратно в Ямполь. Остались мама со мной и Ларисой, и дедушка с Анечкой.
Утром началась стрельба и в Томашполь вошли немцы. В тот же день всех евреев выгнали из домов, собрали в колонну и повели. Кричали охранники, лаяли собаки, плакали женщины и дети. По краям улицы стояли украинские женщины в белых платочках. Вдруг кто-то взял меня за голову и с силой вытолкнул из колонны в сторону стоящих женщин. Охранник не заметил, и женщины спрятали меня. Как выяснилось позже, дедушка с Анечкой тоже сумели спрятаться. А маму с сестренкой Ларисой угнали.

Ночью мы услышали стук в окно, это была мама. Оказалось, что какой-то румын помог ей с ребёнком убежать. В течение какого-то времени мы прятались на чердаке брошенного дома, без еды и воды. Младшие дети все время просили пить. Ночью мы с мамой осторожно спускались и шли искать воду. Было очень страшно, в любую минуту могли появиться немцы.
Вскоре за нами на подводе приехала женщина, которую послала бабушка. Оказывается, бабушка Шейва с дочерями добрались до Ямполя уже после того, как немцы собрали и увели всех евреев. К этому времени там были уже румыны, которые относились к евреям не так жестоко, как немцы. Таким образом, мы все воссоединились. В доме нашем были небольшие разрушения, в окнах выбиты стёкла, но мы немного восстановили всё.
Вскоре в нашем селении организовали гетто, которое охраняли румыны. Каждый понедельник нас собирали на плацу и делали перекличку. Наступила зима, было очень холодно и голодно. Однажды дедушку избил охранник, он слёг, и вскоре умер. Мама немного умела шить. Выручали местные женщины, с которыми мама работала до войны. Они забирали ее к себе на работу. Там она что-то шила, они подкармливали её и давали немного еды для нас. Раз в неделю из гетто выпускали на рынок. Одна из маминых сестер научилась шить валенки из старых одеял и носила обменивать их на продукты. Так мы сумели выжить.
В марте 1944 года вошли советские войска. Все высыпали на улицу. Особенно радовались мы, детвора. Мы с подружками шли и разговаривали о том, как соскучились по школе, представляли, как скоро снова пойдем учиться. Вдруг, брат одной из подружек подобрал какой-то блестящий предмет. Тот зажужжал у него в руках, мальчишка испугался и бросил его. Раздался взрыв, меня ранило осколком в живот, а подругу в ногу. Четыре месяца моя рана болела и гноилась, и еще очень долго потом давала о себе знать.
Кончилась война, отец не вернулся с фронта, пропал без вести. Мама долго искала, писала в разные инстанции, но так ничего не добилась и ничего не узнала. Старший брат отца – Аврум прошёл всю войну и живой вернулся домой. Другой брат отца – Лейзер, инвалид без ноги, которую потерял ещё в Гражданскую войну, вместе с женой погиб в
Могилевском гетто. Бабушка Рейзл (мать отца) к началу войны жила в селе Деговка. Случилось так, что всю войну немцы туда не заходили, как видно из-за того, что этот район входил в румынскую зону. Она пережила войну и осталась жива.
После войны мы жили очень трудно. Мама много работала, чтобы как-то нас прокормить и обеспечить. Весь дом был на мне, готовка, уборка, младшая сестренка. В школу я пошла с большим опозданием. После войны бабушка Шейва, дядя Михаил и мамины сестры перебрались в западную Украину, в город Коломия. После окончания школы я поехала к бабушке и там, в Коломие, поступила в медицинское училище и окончила его. Потом работала медсестрой.
Первый мой брак был не очень удачным, слишком мы были разными с мужем. У меня родились двое детей, сын Яков (1959) и дочь Алла (1964). Когда Алле исполнилось 3 года, я развелась. Через некоторое время я вышла замуж за Иосифа Левинзона. С ним я почувствовала себя по-настоящему счастливой, он был замечательным отцом моим детям и заботливым мужем. В 1989 году сын с семьей репатриировался в Израиль. За ними, в 1990 году, репатриировались и мы все, я с мужем и дочь с семьей. Сын Яков виолончелист, играет в оркестре в Ришон ле Ционе. У меня две внучки, Алена и Алина, внук Мони, правнук Ноам и правнучка Авигайль.

Из книги «Дети войны», г. Кирьят-Гат, Израиль, 2016 г.