Одарка Бернадская (Маршак)

ПАПА ВЕРНУЛСЯ!


Хорошо помню первый день войны. Мы жили у Кривого Рога. Там были железорудные комбинаты. Семья жила на узловой станции. На третий день станцию бомбили. Все пути были разворочены.
3 июля папа зашел и сказал:
– Мы уезжаем, но через две недели обязательно вернемся. Возьмите смену белья и что-нибудь поесть.
Мама, папа, сестра (старше на семь лет) и я взяли узелки и пошли…
На первом железнодорожном пути ждали теплушки. Туда, стоя, набилась
масса людей!
– Ну всё, – сказал папа, – я пошел. И ушел на фронт.
Сидеть было негде. Все стояли, прислонясь друг к другу. Как только эшелон тронулся, стали взрывать пути. Так мы и ехали, сопровождаемые криками, плачем, истериками… Ехали долго. На станциях нам иногда бросали в вагон яблоки, куски хлеба. Двигались мы к Ставропольскому краю. На одной из остановок в вагоне набили в три яруса нары, и мы почувствовали некоторое
облегчение.
Отвезли нас в ставропольскую станицу. До войны я не помню деления на евреев, русских, украинцев… А вот в станице Советская мы узнали, что мы – евреи! Хозяйка – пожилая казачка – сразу в дверях спросила:
– Вы евреи?!
Было страшно. Казаки выглядели очень воинственно: в папахах, с кинжалами. Через четыре дня хозяйка шепнула нам:
– Они хотят всех вас перерезать!
Васька отвезет вас на станцию. Васька был сыном хозяйки – парнишка тринадцати лет. Я помню, как он заматывал тряпками копыта лошадей – «чтоб не стучали». Мама в благодарность отдала хозяйке свои синие серёжки.
Эшелоны проходили один за другим. И в такой же теплушке, как мы прибыли в Ставрополье, – мы продолжили путь к Пятигорску.
Эшелон остановился на станции Иноземцево. То, что здесь происходило, не поддается описанию: подводы, крики женщин, плач детей, брань… Милиционеры «на штыках» загружали людей в подводы… Жестокое зрелище!
Это было выселение греков и немцев. Людей выгоняли из дому, в чем есть.
В домах все было так, будто хозяева вот-вот вернутся: в шкафах оставалось белье и одежда, в буфетах – посуда и утварь… Нам пришлось заселяться в одну из оставленных квартир.
Но немецкое наступление на Кавказ продолжалось. Организованной эвакуации уже не было – каждый спасался как мог!
Я, мама, сестра стояли на дороге в надежде, что какая-то из машин остановится и подберет нас…

Одарка Бернадская (Маршак)
Родилась 25 июля 1932 года. Окончила Владимирский
педагогический институт, физико-математический факультет. Тридцать лет проработала в Москве учителем
математики и физики.
Есть дочь и внук. Репатриировалась в 1991 году.
Живет в Ашдоде.

Из книги «Взрослое детство войны. Сборник воспоминаний - 2». Издано Культурно-просветительским центром и общиной «КЕЙТАР» совместно с Городской компанией по культуре г. Ашдод, Израиль, 2013 г.