Гугель Борис

Тяжелейшие испытания

Родился в 1929 году в Белоруссии, в городе Дубровно Витебской области, где проживал до начала войны. Я видел вхождение немецких войск в город. С трудом нам удалось пробраться в товарный вагон, где было полно людей (увозили заключенных), и поехали не зная куда. Не доехав несколько километров до станции Катынь, наш состав попал под бомбёжку. Люди в шоковом состоянии выскочили из вагона, а немецкие самолеты строчили по живым целям. Эту страшную картину трудно описать, и как только немного утихло, мы снова тронулись в дорогу, которая вывела нас в небольшую деревню, и добрые люди приютили нас на ночь.

Рано утром мы отправились искать железнодорожный полустанок. Подошел товарный эшелон, среди вагонов была открытая платформа, и в течение минуты мы забрались в неё. На ближайшей станции нас снял военный патруль, и опять мы вынуждены были дожидаться очередного эшелона, следовавшего на восток. Долго ждать не пришлось, подошел товарный состав - и мы снова движемся на восток. Ехали более двух недель. Эшелон с эвакуированным населением то долго стоял в открытой местности, где не было источников воды, ни туалетов, то безостановочно несся сутками, увозя людей подальше от линии фронта в тыл страны. Наконец, нас привезли на станцию Бугуруслан - областной центр Урала, где нас ждал транспорт для развозки по районным центрам и колхозам. Нас увезли в далекую глушь, в 150 километрах от железной дороги, в село «Русский кандыз». Село бедствовало. Для нас начались долгие мучительные дни и ночи. Нищета, голод, холод, отсутствие каких- либо вещей (они были брошены во время бомбардировки) создавали невыносимую жизнь.

Питались мы лебедой, толкли дубовую кору, а если подыхала колхозная лошадь, то на эту добычу набрасывались голодающие, и это было для нас деликатесной пищей. От голода у меня начались дистрофия, цинга, куриная слепота, и если бы такая жизнь продолжалась еще некоторое время, то это было бы для Наконец, пришла Победа, и для нас настало время собираться в дорогу, в родные места Белоруссии. И вот мы прибыли в Дубровно, в город, оставленный нами в связи с приходом немцев. Со слезами на глазах мы увидели ужасную картину – руины родного города. Здесь проходила линия фронта, и здесь впервые были применены «Катюши», огнем которых город был сожжен. Наш дом и дома родственников были уничтожены.

С первых дней оккупации началось уничтожение евреев, среди которых более 30 человек - наши близкие родственники - были уничтожены в гетто. Оставаться далее в городе Дубровно было невозможно, и мы поселились в городе Орше, который был всего в 20 км. Там я окончил среднюю школу, после чего поступил в Минский юридический институт, где с 1949г. жил и работал до выезда в Израиль. Тяжелые годы войны сказались на моем здоровье, и я доживаю жизнь полным инвалидом.

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г