Кущ Юлиана

Дата рождения: 1935
Место рождения: г. Ленинград
Во время войны: г. Ленинград, затем Московская область
Год репатриации: 1998

 

Мои бабушка и дедушка жили недалеко от Москвы. Каждое лето меня отправляли к ним. В самом начале войны мама забрала меня обратно в Ленинград. Мой отец работал на заводе и был мобилизован в армию. Он был отправлен на фронт в Ленинград.
Когда началась война, мне было пять с половиной лет, а сестрёнке всего восемь месяцев. 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда. Все пути в город были перекрыты врагом, поставка продовольствия почти прекратилась.

Продукты жителям стали выдавать по карточкам с ежедневными отрезными купонами. Продуктовые склады подвергались бомбёжке, и были уничтожены. Мать, как и многие другие, ходила на развалины этих складов и набирала погоревшую смесь земли с сахаром. Дома разводила её с водой, кипятила, фильтровала и получалась сладковатая жидкость.

Мы жили в квартире вместе с ещё шестью или семью семьями. В начале войны мы спускались в бомбоубежище, когда были бомбёжки, но через некоторое время перестали спускаться, только сидели в коридоре. Чтобы купить хлеб, мать вынуждена была ночью выстаивать огромные очереди. Она старалась успеть вернуться домой до бомбёжек, которые были в основном днём.

Вход в наш дом был через ворота, в которых была низкая ступенька. Однажды моя мать выходила из дома вместе с одной женщиной, которая шла немного впереди её. Женщина прошла через ворота, а моя мать уже поставила ногу на ступеньку, как вдруг раздались выстрелы. Женщина упала, а мать вернулась домой.

До войны папа подарил маме два очень красивых платка. Она обменяла их на половину буханки черного хлеба. Однажды она почистила картошку, положила её в кастрюлю с водой и ушла, а я вытащила её и начала её есть. После этого у меня начались боли в животе и сильная рвота. Когда мать вернулась домой, она не сердилась на меня, так как понимала, почему я так сделала. У нас был сосед, который приносил нам лошадиный корм. Иногда мы употребляли в пищу столярный клей, который наша родственница воровала с завода, где работала.

У нас в доме не было ни электричества, ни воды. Мама ходила за водой к находящемуся недалеко от нашего дома каналу. Она набирала воду в вёдра, и везла их домой на детских саночках. Однажды, когда мать везла ведра с водой, она споткнулась и вода пролилась. Она пришла домой в слезах, но, когда успокоилась, пошла снова, чтобы принести нам воду.
Мы жили в пятиэтажном здании, на втором или третьем этаже. Однажды бомба попала на верхний этаж нашего дома. Там жили мать и двое её сыновей. К счастью, они выжили и переехали жить к нам на какое-то время. В другой бомбёжке ночью возле дома был ранен маленький мальчик из этой же семьи.

Чтобы покинуть город, нужно было с Финляндского вокзала на поезде доехать до Ладожского озера. Там мы забрались со своими чемоданами в один из грузовиков колонны и поехали по льду озера. Но вдруг лёд треснул, и грузовики стали тонуть. Каким-то образом грузовик, в котором мы ехали, вытащили из воды, и нам удалось спастись. Затем мы продолжили свой путь на поезде, который прибыл в Ярославль, оттуда уже поехали в Москву.

Из Москвы мы должны были еще добраться до дома бабушки и дедушки. Когда мы прибыли к ним, то застали их за обедом. Мы тоже сели, чтобы поесть с ними грибной суп. Я съела тарелку супа и попросила еще, но бабушка сказала мне, что нельзя есть так много.
Вскоре моя мать получила письмо, в соответствии с которым она должна была поехать в Ригу, и работать там на заводе. Мы переехали в Ригу, где жили в течение многих лет. Долгое время в моём сердце была тревога, что голод может вернуться.

В 1997 году умерла мама. В 1998 году мы с сестрой репатриировались в Израиль. Я дважды была замужем, но никогда не имела детей. Несмотря на все сложные ситуации и вызовы судьбы, сумела остаться оптимисткой.

Из книги "Дети войны. Рассказы ветеранов и переживших Вторую мировую войну из города Беэр-Шева". Издано группой «Зэ ла-атид», Израиль, Беэр-Шева, 2016 г.