Павел Волер


Отобранное детство

Суровые годы войны тяжело отразились на нашем детстве. Мой отец, Ефим Павлович, был призван в Армию во время войны с Польшей. Как и многие тысячи беженцев, моя семья - мама (31 год), бабушка (70 лет) и брат (1,5 года) - мерзли, голодали и скитались по городам Союза по пути на восток, пока не вернулись в Кировоград в 1944г. после освобождения родного города.

Я помню первые взрывы бомб в июле 1941г., погрузку раненых на подводы и отправку их в больницы и госпиталя. Спасаясь от бомбёжек и боясь попасть в плен к немцам, мы всей семьёй пошли в деревню Бережинка, расположенную в 7 км от Кировограда. Но идущие нам навстречу люди сказали, что видели там немцев. Мы вернулись, попали под бомбёжку, укрылись в подвале, и после сообщения об отбое воздушной тревоги вернулись домой. Утром гонец из военкомата сообщил, что мы должны явиться на вокзал, так как отходит последний эшелон эвакуации.

Мы собрали крайне необходимые вещи и пошли пешком на вокзал, а это 5-6 км пути.

Я слышал взрывы на заводе "Красная Звезда", который выпускал посевные машины. Нас разместили в товарные вагоны, и мы поехали. Куда, где конечная остановка, не знали. По дороге дважды попадали под бомбёжки. В период кратковременных остановок набирали воду и кипяток. Приехали в Гурьев, где нас разместили на квартирах. Спали на полу при свете керосиновых ламп, так как были мыши. Затем перебрались в Ташкент, где жила жена маминого брата. Это было осенью в 1943 году.

Помню, ходил с оторвавшейся подмёткой, которую подвязывали верёвкой. Еще в 1941 году окончил первый класс школы № 6 с грамотой. С тех пор, пока скитались, в школу не ходил. В Ташкенте случайно от земляков узнали, что видели раненого отца в госпитале в Самарканде. Конечно, мы быстро собрались и всей семьёй поехали в Самарканд, где первое время спали на перроне вокзала. Сердобольные узбеки приносили нам одеяла, подушки, еду.

Впоследствии, когда в 70-х к нам на завод в командировку приехали три узбека, я, вспомнив лихие военные годы, выразил им свою благодарность узбекскому народу за добродушный приём в тяжелые для всех времена. И в знак благодарности пригласил их к себе домой и угостил, как мог.

Самый запоминающийся момент военного времени для нашей семьи был, когда мы пришли в госпиталь к отцу. Это было море слёз. Слёз радости. Плакали все. Отец с полностью забинтованной грудью (у него было удалено 2 ребра) шёл нам навстречу. Это незабываемо.

Братик пел песню "И кто его знает, чего он моргает", и раненые угощали его сахаром и булочками.

После выздоровления отца мы оставались жить в Узбекистане, а родители устроились работать на шахте рудника "Кара-Тюбе", Самаркандской области, где добывали ценный минерал шеелит (вольфрамат кальция). После освобождения Кировограда от фашистов мы вернулись домой. Я пошёл в школу и записался по возрасту в 4 класс. Было, конечно, очень трудно. Тетрадей не было, писали на газетах между строк, а учебники передавали друг другу на время.

После окончания средней школы в 1950 году поступил на механический факультет Одесского Политехнического института, который окончил в 1955 году по специальности "Машины и технология литейного производства". Вместе с дипломом получил направление на машиностроительный завод города Энгельс II, Саратовской области, где занял должность начальника литейного цеха.

В 1954 году женился, вернулся в Кировоград и поступил на работу старшим мастером плавильного участка литейного цеха серого чугуна завода "Красная Звезда". Затем работал в литейном цехе ковкого чугуна. В 1957 году родилась дочь Ирина.

В 1995 году всей семьёй (жена, дочь, зять, внук и внучка) репатриировались в Израиль. Теперь живем в г. Офаким.

С ужасом вспоминаю пережитое в военные годы, когда жмых был праздничной едой. Громадное спасибо государству Израиль за достойный приём, обеспечение жильём, достойным жизненным уровнем. С глубоким уважением отношусь основателей теперь уже родного мне государства Израиль и всех тех, кто обеспечил мою старость.


Павел Волер, г. Офаким