Михаил Винер


Наша семья жила на станции Долгинцево, Криворожского района, Днепропетровской области. Мой отец, Винер Исаак Наумович, 1886г. рождения, работал директором конторы Заготзерно; мать, Винер Миндель Гершковна, 1889г. рождения, была домохозяйкой. Сестра и брат в первые дни войны были призваны в армию и отправлены на фронт. (Брат погиб под Сталинградом).

С приближением немцев началось и наше беженство по принципу «Спасайся, кто как может». Мы с трудом пробились на открытую платформу товарного состава, когда немцы были уже в 20 км от нас. На подходе к Запорожью наш состав разбомбили. И уже пешком, без еды, без жалкого скарба, который по началу у нас был с собой, мы добрались до ближайшей железнодорожной станции.

И вновь товарняк, и вновь открытая платформа, непогода, сопровождающаяся осадками, от которых не спрятаться, и голод. Ужасный голод. Так было до самого Ростова и следующей станции Ея, Краснодарского края, где мы остались работать в колхозе, так как считали, что немцы далеко и сюда не дойдут. Работали с отцом подсобными рабочими на комбайне, убирали урожай. Работали за еду и кров. И эта жизнь нам казалась раем. Однако наши надежды, что фронт не дойдет до этих земель, не оправдались.

Немецкие войска продвигались все глубже и глубже, и нам пришлось бежать дальше. И снова пешком 25 км до станции Ея, да еще и под насмешки местных казаков. Опять нелегальная посадка в товарняк, который двигался в направлении Сталинграда, опять бомбёжка в пути и все дорожные мытарства. И вот мы в Сталинграде, на сей раз в речном порту. Продукты, которые нам дали в колхозе, закончились. Опять голод. Нам удалось уговорить капитана баржи, перевозившей соль, взять нас с собой. Спасибо команде баржи, которая нас подкармливала в пути.

Так мы добрались до г. Энгельс, оттуда из речного порта до железнодорожной станции и дальше в Узбекистан. В попытках раздобыть еду по дороге выскакивали на станциях, рискуя отстать от поезда. Мир, как оказалось, действительно не без добрых людей, с голоду не умерли. И вот мы в Намангане (Узбекистан).

Нас отправили в ближайший колхоз, где поселили на кладбище в помещении, предназначенном для культовых обрядов - в глиняной кибитке из трех стен с окнами, но без стёкол и без освещения. А на улице январь, мороз, снег. Чтобы получить скудную еду, нам приходилось собирать на хлопковом поле курак - нераскрытые коробочки хлопка, а они в это время года были замёрзшие. Мы собирали курак в мешки, приносили в кибитку, разжигали костёр, курак оттаивал, и при свете костра мы до утра раскрывали коробочки, доставали оттуда хлопок и относили в колхоз расположенный в двух километрах от нас. За это нам давали лепёшки и молоко. Так мы жили и работали, пока не собрали весь курак. Не стало работы, не стало продуктов. Мы перебрались в г. Наманган, где отец и я устроились на работу грузчиками в Заготзерно. Теперь у нас были хлебные карточки и по 60 рублей в месяц зарплата. Снимали комнату в бараке, на лучшее у нас не было денег, да мы и этому были рады. К сожалению, работа была временной. Срок закончился и до свидания. А на самом деле, прощай!

С трудом добрались до Соль-Илецка, Чкаловской области, нашли там работу на элеваторе: отец заведующим складом, я весовщиком. В феврале 1943 года меня досрочно, в возрасте 17 лет, мобилизуют в армию и направляют в Рижское пехотное училище, которое находилось в Стерлитамаке.

Итак, для меня эвакуация закончилась, началась военная служба. В конце июня 1943 г. весь состав курсантов отправляют на Курскую дугу. С тяжёлыми боями, через Беларусь, дошёл до Кенигсберга. Дважды ранен. Награждён орденами «Красная звезда», «Отечественная война» 1-й степени; медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». По окончании войны признан инвалидом войны II группы. Было мне всего 20 лет.

После демобилизации закончил вечернюю школу и Всесоюзный Заочный Юридический Институт. До репатриации проработал тридцать лет начальником юридического отдела Харьковского завода «Электротяжмаш».

В марте 1993 года репатриировался с семьёй в Израиль. Проживаю в г. Пардес-Хана.


Михаил Винер, г. Пардес-Хана-Каркур