Яков Либерман


О днях в оккупации по воспоминаниям моей матери

До прихода немцев моя семья проживала в г.Ростов-на-Дону, на улице Пушкинской, 71 /16. Моя мать с двумя детьми и ее сестра, Пергамент Р.И., с сыном жили вместе в одной квартире. Мама работала оптиком при аптеке. Неожиданно 21 ноября 1941г. наши сдали Ростов без боя. Мы не успели уехать и вынужденно остались на оккупированной территории.

Немцы с музыкой прошли по Буденновскому проспекту, рядом с нашим домом, а чуть позже, также рядом с нашим домом, в здание райисполкома заселился большой фашистский чин. Деться нам было некуда, поэтому скрывались мы в погребе и на чердаке. Кроме того, наша семья прятала у себя солдат, которых призвали в армию, но не успели выдать оружие. Всю мужскую одежду, что была у нас, отдали им, чтобы переоделись.

В дом дважды приводили немцев, чтобы сдать нас, но мы не обнаруживались. После войны моя мать сообщила в КГБ фамилии предателей, которые пытались выдать нас под расстрел.

Мы не регистрировались и не надели желтые звезды на синем фоне, как было предписано новыми властями всем евреям города.

Мы никому не верили, скрывались и выжили! После освобождения Ростова от немцев 29.11.1941 мы еще какое-то время оставались в городе. Но, узнав, что немцы опять наступают, мы бежали в феврале 1942г. без вещей на восток, направляясь в г. Фрунзе.

Следующее бегство было из Ростова на открытой грузовой полуторке, битком набитой людьми. Когда началась бомбежка с воздуха, водитель остановил машину, и все быстро выпрыгнули и отбежали насколько могли. Пока мы прятались в кювете, машину прямым попаданием накрыла бомба. От машины ничего не осталось. И все, что у нас было с собой, пропало, включая документы.

До Фрунзе добирались мы очень долго и тяжко... Не имея ни денег, ни документов, мы сильно голодали. В столице Киргизии мы прожили до марта 1943 года.

Вернулись в Ростов-на-Дону мы в марте 1943 г. в пустую, разгромленную квартиру.


Яков Либерман, г. Иерусалим