Воспоминания

Гандлина Сара

К началу войны Сара была замужем и имела пятимесячного сына. Они с мужем жили в городе Ошмяны Молодечненской области. Её замужние три сестры с семьями жили в Бобруйске, в семье одной из сестёр жила их мать. Четвёртая сестра со своей семьёй жила в Осиповичах Могилёвской области. Брат Сары с женой и семью детьми жил в городе Клинцы Брянской области.

В первый день войны муж Сары на машине отправил её с ребёнком к родственникам в Бобруйск, а сам отправился в военкомат. Дорога была запружена беженцами из Минска и других населённых пунктов, как пешими, так и на автотранспорте. Немцы начали бомбить дорогу. Люди побежали в лес по обеим сторонам дороги прятаться от бомбёжки. Сара также вышла из машины и спряталась с ребёнком в лесу. Когда после бомбёжки она вернулась на дорогу, машина была разбита. Она осталась на дороге с грудным ребёнком на руках, без вещей, в летней одежде и легкой обуви. Вместе с беженцами она пешком пошла в сторону Смоленска. По дороге её подобрала грузовая машина. Так она добралась до Вязьмы. В Вязьме ей удалось сесть на товарный поезд, который шел на Курск, чтобы пересесть на поезд, идущий до Гомеля, а оттуда уже на Бобруйск. Её не оставляла надежда соединиться с родными. Но судьба распорядилась иначе. Поезд довёз её до Брянска, где формировались эшелоны с эвакуированными и отправлялись в Куйбышевскую область. Дорога в Куйбышевскую область была трудной, с несколькими пересадками. Сара попала в районный центр Базар Сызган. Здесь эвакопункт подселил её к местным жителям. Сара помнит, что её с малышом разместили в маленькой комнате с деревянным полом. Как она питалась всё это время она не помнит, повидимому, люди что-то давали, в дороге на многих станциях эвакуированных кормили.

Сара написала письмо брату в Клинцы, желая узнать что-нибудь о бобруйских родственниках. Оказалось, что все они приехали в Клинцы и собираются выехать оттуда. Они ответили, что приедут к ней в Базар Сызган. Но вскоре пришло второе письмо, уже из Тамбовской области. В письме сообщалось, что все они уже покинули Клинцы. Первой уехала Оля с детьми, её муж был призван на фронт. Затем выехали сёстры Блюма и Циля с семьями и матерью Эстер. Муж Цили также был на фронте. Последней выехала семья брата Бориса. Два их старших сына были уже на фронте. Оля оказалась на Урале в Чкаловской области, Борис - в Казахстане в Карагандинской области, а Блюма, Циля и мать - в посёлке Котовск Октябрь-ского района Тамбовской области, откуда пришло письмо. Туда они пригла-шали приехать Сару, для чего выслали ей 50 рублей.

Долго, с шестью пересадками Сара с ребёнком добиралась до своих и прибыла в сентябре. Там все работали на полях. В октябре наступили холода, семья страдала от холода и голода. Решили уехать на юг, в места с тёплым киматом. На поле удалось собрать несколько мешков гороха и с этим запасом добрались до Тамбова. Однако, поезда проходили через Тамбов без остановки. Семья несколько дней сидела на мешках и не могла выехать.

Вдруг произошло чудо. 18 октября Сара увидела на вокзале Израиля, своего мужа. Его воинская часть пешком отступала из Орла, и в Тамбове формировались новые соединения. Солдаты, товарищи мужа, дали Саре полотенце, кружку и кое-какие вещи. Они помогли всей семье разместиться в товарном поезде, хотя и в разных вагонах. Поезд шёл по направлению на Ташкент. Но Ташкент их не принял, он был переполнен эвакуированными. Тогда они поехали в Киргизию, в город Джалал-Абад. В поезде сынишка Сары заболел корью и коклюшем. Как только они сошли с поезда, Сару с ребёнком поместили в больницу. Через два дня Циля с дочерью тоже попала в больницу с таким же диагнозом. Мать осталась на улице. Её подобрала повар больницы, добрая душа, и приютила её у себя на время нахождения детей в больнице. Эвакопункт направил их в шахтёрский посёлок Кок-Янгак возле шахты Сарыбулак. Там требовался бухгалтер, а Моисей, муж Блюмы, был бухгалтером. Т.к. никакой транспорт туда не ходил, Моисей с семьёй добирались до места назначения на ишаках. После выписки сестёр с детьми из больницы Блюма забрала их и мать к себе. Видя, что ни у Сары, ни у ребёнка нет одежды, врач выписал им три метра марли.

Добирались все также на ишаках. Жили все вместе, в одной комнате десять человек: Сара с маленьким Лёней; мать Эстер; сестра Блюма, её муж Моисей и дети Адольф, Лев и Дуся; сестра Циля, муж которой был на фронте, с грудной дочерью Раей. Вскоре Адольфа призвали на фронт. Каждому полагалось в день 200 грамм хлеба. Другой еды не было. Приблизительно через пол-года Сара и Циля с малыми детьми и матерью поехали в Казахстан в город Кокчетав. Там Сара устроилась на работу в госпиталь начальником вещевого снабжения.

После освобождения Бобруйска летом 1944 года Блюма с семьёй вернулась в Бобруйск. К счастью, их дом сохранился. Вскоре к ним приехала Оля с дочерьми.

В конце 1944 года расформировали госпиталь, в котором работала Сара. Она и Циля с детьми и матерью тоже поехали к сестре в Бобруйск. Здесь также жили все вместе.

Победу встретили в Бобруйске. Израиль, муж Сары, оставался служить в Германии. Он прошёл всю войну, несколько раз был ранен, имел награды и закончил войну в звании лейтенанта. Он вызвал Сару с сыном в Германию по месту своей службы, где они прожили несколько месяцев. Началась мирная жизнь. Однако, Израиль прожил недолго. Он был инвалидом войны, страдал от ран, целый год лечился в Ленинграде и умер в 1951 году. Похоронен в Ленинграде.

К сожалению, сестра Дыня с семьёй не смогла эвакуироваться из Осиповичей Могилёвской области. По слухам они были сожжены живьём. На фронте погибли мужья Цили и Оли, сын Моисея Адольф и сын Бориса Ефим.

Записала и подготовила Малка Шекин