Воспоминания

Эсауленко Юлия

Я родилась 19 июля 1938 года в Украине, в г. Днепропетровск. По образованию – медик. В начале войны мой отец ушел на фронт, а мы с мамой и бабушкой эвакуировались на Урал, в г. Магнитогорск. Добирались мы в теплушках. Путь был длинным, и я по дороге тяжело заболела.

По прибытии нас поселили в бараке, а меня сразу положили в Магнитогорскую городскую больницу. Болела я долго. Было голодно, и от недоедания умерла моя бабушка, а мы с мамой за это время стали дистрофиками и чудом выжили. На фронте отец был тяжело ранен в обе ноги и приехал в Магнитогорск из госпиталя на костылях. Родные моего отца во время войны погибли в гетто. В Украину мы с мамой вернулись в начале 1945 года.

В Израиль я репатриировалась из Луганска в 1993 году. В том же году в Израиле впервые стала писать стихи. Тема Катастрофы всегда волновала меня. Светлой памяти жертв Катастрофы я посвящаю свои стихи.

***

Наши любимые, близкие
Стали травой, обелисками,
Звездами в небе печальными,
Стали цветами прощальными.

В ветре порывистом слышится стон,
В каплях дождя проливается он,
Кровь багровеет закатами
Тех, кто были солдатами

***

Девочка с куклой идет по планете.
Расстреляно сердце у девочки этой.
Увядшей былинкой от пули упала,
И куклу рукою она прикрывала.
Еврейка, вьетнамка или японка
Куклу спасала слабой ручонкой.
Люди, очнитесь! Зачем на планете
Ведете вы войны кровавые эти?
Зачем убиваете наших детей?
И сердце не дрогнет у палачей.
Мадонна с младенцем
Сидит на руках, и боль затаилась
В прекрасных глазах.
С картин Рафаэля смотрит на нас,
Как будто предвидит трагедии час.
Мадонна! Девочку с куклой
На руки возьми, убитое сердце
Согрей на груди.

Жертвам катастрофы

У песни трудное начало,
И музыка звучит без слов,
Осталось времени так мало,
Уходит жизнь, и стынет кровь.
От судьбы не убежать, не скрыться,
И поступь смерти тяжела,
Евреев изможденных лица,
И крик, и стоны, и мольба.
И был тот день, и было утро,
И были тысячи ночей,
И холод ям, и жар печей.
И содрогалася земля, живую ношу унося,
И уходила в небеса евреев чистая душа.
Никто не смог их защитить,
Им заплатить пришлось сполна,
И плата та была страшна, -
Ценою в собственную жизнь.
Сердце истекает болью,
И ужасом полны глаза,
У песни трудное начало,
И нет у песни той конца.

Детям - жертвам Катастрофы

Не звезды смотрят с черноты небес -
Замученных детей глаза.
В музее Яд ва-Шем покоятся их имена.
В чем провинились, перед кем?!
Кому их смерть была нужна?
БУДЬ ПРОКЛЯТА ВОЙНА!
Никто не смог их защитить
И не разверзлись небеса...
БУДЬ ПРОКЛЯТА ВОЙНА!
Забвенья нет, и никогда не унесут года
Прощальный детский крик...
БУДЬ ПРОКЛЯТА ВОЙНА!

Памяти Катастрофы

Сурово мы несем свой крест
Без заклинания и стона.
Сурово мы несем свой крест,
Хоть мы избранники Сиона.

Их было много на Голгофе
В тот смертный и последний час,
Их было много на Голгофе,
Безвестных мучеников - нас.

Судьба свой страшный суд вершила
И никого не позабыла,
Не пощадила, не спасла-
Судьба еврейскою была.

Им вечностью казался миг,
И небо разрывал их крик.
Их Б-г спасал в объятиях своих...
И не осталось никого в живых.

Из книги Григория Нисенбойма "С войной покончили мы счеты..."