Воспоминания

Лейтес (Золотарева) Аэлита

В 1941 году мы с мамой, Раисой Ильиничной Палей (1904г. рождения), жили в городе Великие Луки, в самом центре, на площади Ленина, в новом доме № 1, на пятом этаже. Мне 12 с половиной лет, маме 36 лет!! Отец, Золотарев Иосиф Маркович, жил в другом городе.

Война грянула, когда были летние каникулы у школьников. 22 июня мы с ребятами рано утром ушли в поход за город и вернулись к обеду.

Во дворе застали наших родителей и соседей в слезах и волнении. По радио из репродуктора все слушали речь Молотова о нападении немцев на СССР. Так мы узнали о начале войны. Взрослые возмущались, плакали, многие из них еще не забыли и знали, что такое война. Мы, дети, с удивлением наблюдали за происходящим.

«Мы же немцев сразу разобьем на их земле! Красная армия всех сильней!» Никто из нас не предполагал, что станет с городом, с нами, со страной. Как позже стало ясно, никакого плана спасения населения в городе не было. Правда, кое-где в городе рыли окопы. Началась мобилизация. Через город в июле проезжали автобусы с напуганными, полуодетыми людьми из Прибалтики, останавливались на площади. Мы бегали и приносили им воду, еду. «Эта Прибалтика так далека!» - думали мы. Не было разговоров, что и мы побежим. Ночью автобусы уезжали дальше.

К середине июля начались налеты на город немецких самолетов. Разбомбили электростанцию, вагоноремонтный завод, склады, больницу. Самолеты пролетали над крышей нашего дома. На чердаке сидел один пулеметчик с пулеметом. Народ самостоятельно начал уезжать куда подальше на Восток.

Мама выпустила свой 10 класс и была в отпуске. Как члену партии, ей разрешили уехать. К тому времени просачивались в горкоме слухи о том, что творят немцы с евреями и коммунистами.

Мама собрала в чемоданчик летние нарядные вещи, взяла партбилет. Словно едем в отпуск!

Купить билеты невозможно, предложили товарные "телячии" вагоны с нарами. И они были переполнены. Мы направились в областной город Калинин (ныне Тверь) переждать налеты немцев. По дороге ночью, когда наш состав бомбили, все разбежались и залегли кто где, но ни одна бомба не попала в поезд. В Калинине нам настоятельно посоветовали ехать дальше и поскорее. И мы пошли водным путем по Волге. В дороге нас поджидали приключения, включая пересадку с парохода на баржу. Так добрались до Горького, где впервые поели досыта.

К этому времени появилось новое определение нашей судьбы, и беженцев стали называть «эвакуированные». В городе Горьком таких не оставляли, а распределяли по области.

Маму направили в село Ковернино работать в школе историком на место ушедшего на фронт учителя. Село это расположено на расстоянии 60 км от Волги и столько же от железной дороги. Там со всеми трудностями военного времени мы прожили до 1944.

Холод, голод, лесозаготовки, работа в поле, неизвестность, похоронки, слезы и горе и мы среди этого ужаса. В школу меня приняли условно в 6-й класс. Документов об окончании 5-го класса не было, как и свидетельства о рождении и других нужных бумаг. Свои документы о высшем образовании мама восстановила по запросу из московского архива. Всё осталось и сгорело в Великих Луках.

Маме так и не пришлось надеть свои наряды из чемоданчика. Все ушло в обмен на муку и картошку. Как мы смогли продержаться, знает только моя мама с ее деятельным и твердым характером. Все жили ожиданием окончания войны и пристально просматривали сводки в газетах и слушали сообщения по радио о боях и локальных победах.

Мы, городские жители, научились и освоили деревенский труд. Более подробное описание перенесенных бед заняло бы очень много страниц. В любом случае чудо, что мы выжили в условиях, когда «все для фронта, все для победы!»

Летом 1944 года в школьные каникулы мама через обком компартии г. Калинин получила документы, согласно которым можно было возвращаться домой. Называлось это реэвакуация.

Область уже была освобождена от фашистов. С большим трудом добрались до г. Калинин. Там узнали, что наши Великие Луки разрушены на 90% и дом, в котором мы жили, больше не существует. В качестве жилья - лишь землянки и временные бараки.

Но не было не только жилья – не было ни школ, ни работы. Маму направили в город Кашин. Там было хоть и плохое жилье, но под крышей, а также работа и школа для меня. И вновь холод, голод, бедствия, собственно как у всех вокруг, как и во всей стране.

В Кашине встретили 9-е мая. День Победы!!! Какое было ликование, единение, радость и слезы!!! На площади собрался весь город, был митинг, играл оркестр, выступали ораторы. Трудно описать охватившую нас всех радость.

В Великие Луки мы так и не вернулись. Я после школы уехала в Ленинград на учебу, мама же прожила в Кашине до последних своих дней.

Из книги Григория Нисенбойма "С войной покончили мы счеты..."