Воспоминания

Динес Сима

 Детские воспоминания о войне

Я родилась 27 марта 1938 г. в Москве. Когда началась война, мне было три года, но я очень хорошо помню то время. Помню, как мы пришли на призывной пункт провожать на войну дядю, помню слезы всех провожающих - это была душераздирающая сцена.

Моего папы не было ни среди провожающих, ни среди провожаемых. Он к тому времени успел отработать на Калыме 3 года. За месяц до моего рождения его сослали в Сибирь, по статье 58 как "врага народа".

Помню время, когда немцы подступили к Москве и началась эвакуация. Мама работала на заводе "Металлист" бухгалтером. Заводским рабочим предложили эвакуироваться, но мама не могла уехать, так как бабушка была больна. Мы боялись, что она не выдержит переезда. Мама, бабушка, тётя и я остались в Москве. Начались ежевечерние «воздушные тревоги». Мы отправлялись в бомбоубежище, а мама шла на работу. Помню, однажды я захотела пить, в бомбоубежище не было воды и пришлось ждать утра, когда будет отбой.

В детском саду нам одевали на уши какие-то подушечки, чтобы не лопнули барабанные перепонки от взрывов. Однажды бомба попала в крышу химического завода, который находился вблизи бомбоубежища. Наше счастье, что крышу не пробило, но удар был оглушающим.

Время было страшное, голодное, холодное. Я помню дирижабли в небе и лучи прожекторов, прорезающие небо. Окна домов были заклеены полосками газеты.

Электричества не было, пользовались керосиновой лампой. Языки пламени слабо освещали помещение. Обогревались буржуйкой, тепло было только когда она топилась,но дров не хватало, стены промерзали и на них выступал иней Я ходила в детский сад и нас там каждый день кормили кислыми щами, которые невозможно было есть, но дети которые не ходили в сад и этого не имели. Однажды я заболела и не пошла в сад. Мой обед разрешили взять домой и мой двоюродный брат с жадностью съел мои щи. А я после окончания войны до1953 г. не могла в рот взять щи.

Время было страшное. Вдобавок, я очень страдала от того, что мой папа не такой как все, что его считают врагом народа. Я-то былыа уверена, что это не так.

Еще я очень сильно страдала от антисемитизма. Из-за моей ярко выраженной внешности меня часто называли "жидовкой".    

И вот наступил долгожданный день Победы. Все оставшиеся в живых отцы вернулись победителями, а я опять без отца и еще острее стала чувствовать, что я не такая как все. И так как вестей никаких от папы не было, решили, что его нет в живых и мама вышла замуж по истечении 10 лет.

Вскоре после маминого замужества появилась первая весточка от папы. В доме была трагедия. К тому времени у меня уже появилась сестра.

Папа вернулся только после реабилитации, после смерти Сталина в 1953, отработав на лесоповале и на золотых приисках 15 лет без права переписки.

В нашем доме он прожил 1,5 года, пока не образовал свою семью. А каково было мне жить не со своим родным папой, а с отчимом, несмотря на то, что он был неплохим отцом.

Много горя пришлось мне испытать в СССР и какое счастье, что я живу здесь на своей Исторической Родине. Жаль только, что за 34 года, которые я отработала в СССР, пенсию так и не получаю, так как уехала не из России, а из СССР. Я считаю это нарушением прав человека