Майзель Анри

 Моя эвакуация

В августе 1941 г. мама - Хана Александровна Урина, 1913 г. р., бабушка - Зельда Залмановна 1895 г.р., я и младшая сестра Нона (1941 г.р.) были эвакуированы из Крыма, как семья ответственного работника. Папа, Рувим Давидович, 1907 г.р., работал заведующим Азовского районного отдела народного образования, а потом директором средней школы. Его призвали в действующую армию и отправили на фронт.

Нас посадили на корабль и переправили под бомбежкой немецких самолетов через Керченский пролив в Тамань. Но это было только начало эвакуации. Затем подали товарные вагоны, привезли нас в Саратовскую область, село Экгейм. Это бывшее немецкое поселение, откуда в августе 1941 г. по приказу Сталина насильно выселили поволжских немцев, живших там еще со времен Екатерины Второй. Мы застали полностью опустошенное место. Немцы, перед выселением в своем личном хозяйстве уничтожили все, что успели. Отравили домашнюю птицу, испортили запасы зерна. И с этого момента наступили незабываемые страшные времена.

Мама пошла работать в колхозную полевую бригаду. Есть было нечего, питались мы горчичным жмыхом, ужасно горьким. Если удавалось раздобыть жмых от подсолнечного масла – это считался деликатес, который получали мы с сестренкой. Когда появилась зелень, то бабушка варила похлебку из лебеды и заправляла ее отрубями, если их удавалось раздобыть. Если ночью волки зарезали лошадь и не успевали съесть, то нам доставался кусок конины. Тогда это вообще был праздник. Одежды и обуви тоже не было. В Экгейме я пошел в первый класс. Помню, обуви не было и мне пришлось обуть ботинки 41-го размера, а пальто справили из выброшенного старого ватника.

Чувство голода и страха преследовали меня всю жизнь. Забыть это невозможно. В апреле 1944 г. наша семья вернулась в Крым, где голодное существование продолжилось. Папа прошел всю войну, дослужился до заместителем начальника разведывательного отдела штаба армии Второго Украинского фронта, демобилизовался после разгрома Квантунской армии в 1945 г., умер в Израиле в 1994 г.