Воспоминания

Эйдус Хава

Eidus

 

Краткое описание эвакуации с Украины

Я, Эйдус Хава (Ева Владимировна), родилась 26 марта 1936 года, в городе Ташкенте УзССР. Мои родители: отец - Эйдус Владимир Романович, 1897 г. рождения и мама - Эй- дус Елизавета Наумовна, 1905 г. рождения, уехали в город Харьков, где жили все родственники.

4 декабря 1938 года, в городе Харькове, родился мой брат - Эйдус Давид Владимирович. В Харькове у моих родителей был пригородный участок, где они выращивали овощи и фрукты. Жили не богато и не бедно. Помню начало войны, как бомбили наши дома, как они горели и рушились

на наших глазах. Мы прятались, буквально жили в бомбоубежищах, вырытых под землей.

Однажды мама пошла на наш участок собрать немного овощей, нас оставила у соседей. Мужчины все были мобиизированы на оборону города. На участках солдаты уже начали рыть окопы и траншеи. Вдруг загудела сирена – воздушная тревога, налетели немецкие самолеты и начали бомбить. Мама  рассказывала, что солдаты начали кричать всем, кто там был, ложиться. А мама растерялась и вместо того, чтобы лечь, она начала кушать огурец с помидором, и смотреть вверх на самолеты. Почувствовала, что ее сильно схватили за руку, и она упала. Это был солдат, который упал с ней вместе и накрыл ее своим телом. В это время,рядом раздался взрыв, но, к счастью, все остались живы.
Когда мама вернулась домой и увидела нас живыми, обняла нас и стала плакать. Затем стала разгружать корзину с овощами, и среди овощей обнаружила большой осколок от разорвавшегося снаряда. Осенью 1941 года родители, вместе с нами, успев захватить с собой только документы подтверждающие личность каждого члена семьи и кое-что из вещей, а также этот осколок (напамять о пережитом), бежали к железнодорожному вокзалу. Мы, как и все жители города, искали спасение от бомбардировок.

Мне запомнился товарный эшелон без окон, набитый беженцами. Во время следования, в пути, нас часто обстреливали из пулеметов, т.к. немцы были уже на подходе к городу. Налетали немецкие самолеты и бомбили наш эшелон.

Состав, в котором мы ехали, часто останавливался, и всем приходилось выходить из вагонов и прятаться в лесах, по несколько дней.

Однажды объявили посадку в вагоны и все бросились, но не всем удалось добежать до состава, и очень многие отстали, так и наша мама. Очень долго мы ехали одни с папой, и думали, что больше ее не увидим, смотрели и искали ее глазами на каждой остановке, надеясь, что она найдет нас. И вот произошло чудо на одной из стоянок, когда мы стали приближаться к Узбекистану, нас догнал и остановился санитарный поезд, там была наша мама. Позже она всегда и всем рассказывала, как отстала от нашего эшелона, как пролила много слез, переживая, что не найдет нас, но не теряла надежды на встречу. Молилась Б-гу на помощь о встрече и искала все время возможности для этого. Увидев санитарный состав с ранеными и стоящего рядом военного в халате санитара, она подошла к нему с плачем и мольбой, спросила, куда отправляется состав и можно ли ей поехать вместе с ними. Рассказала ему, что во время налета и бомбардировки их состава все беженцы прятались в лесу, но когда объявили отбой, она не успела
догнать и сесть в свой состав, и таким образом потеряла своих двоих маленьких детей и мужа. Поэтому, рыдая. очень просила, чтобы он пожалел ее и взял с собой. Может быть, они догонят товарный состав, где остались ее маленькие дети. Санитар пожалел ее и спрятал под лежанку одного раненного, но попросил чтобы она сидела тихо до ближайшей остановки или станции. И вот эта станция была
на подходе к Узбекистану. Санитар сказал, когда можно было выйти, т.к. дальше состав не шел. Мама поблагодарила его и вышла из вагона. Искала товарный состав, похожий на тот, в котором ехали беженцы. И случайно увидела братишку – он в это время стоял у открытой двери нашего вагона.

Таким образом мы нашлись. Помню, как мама всем показывала осколок и рассказывала, как все произошло.
Прибыли в Ташкент зимой. Долго жили на вокзале, на улице. Над нашими головами был только навес из брезента и, таким образом, все беженцы ютились вместе около месяца, а может, и больше. Я заболела брюшным тифом, братишка – скарлатиной, было осложнение на уши, после чего он оглох. У родителей украли сумку с документами, через некоторое время подбросили только детские метрики, а паспорта им восстановили.

Мама устроилась на работу в госпиталь, санитаркой. Папа – на завод имени Кагановича, работал очень тяжело, по 24 часа. Был сильно истощен от голода и холода. От завода нам помогли снять сарайчик для жилья.

После окончания войны, родители не захотели возвращаться в Харьков, т.к. потеряли связь со своими родственниками, и получили сведения о том, что дом и имущество
разграблено, а родственники расстреляны.

Из книги "Как хочется жить"
Сборник воспоминаний.

Автор-составитель Ж. Медник
Израиль, 2011