Подвиг жителей аула Бесленей

Подвиг жителей аула Бесленей

Весной 1942 года измученных, голодных детей, чьи родные сражались с фашистами на фронте либо умерли от голода и бомбежек, под обстрелами увозили из блокадного Ленинграда по «ледовой дороге», проложенной по льду Ладожского озера, как тогда думали, в безопасное место, в Краснодарский край. Вместо предполагаемых 3-5 дней пути дорога заняла месяцы и уносила маленькие жизни одну за другой.

Детей вывозили в страшный мороз, грузовики часто проваливались под лед, и многие из них остались на дне озера. Часть из тех, кого вывезли из блокадного кольца, не выдерживали долгого пути на Юг в товарном поезде. В Ар¬мавире детский поезд жестоко бомбили фашисты. Выжившие, среди которых было много евреев, скитались больше месяца. Почему их никто не приютил?

Немцы приближались к городу, а за укрывательство евреев они жестоко карали местное население. Оставаться здесь было опасно. Местные власти Краснодара приняли решение: направить детский дом подальше от врагов, в сторону Кавказского хребта в удаленную от фронта Абхазию. Дали им несколько повозок с лошадьми и запас еды на один день.

Обоз обреченно шел через станицы и села Ставропольского и Краснодар¬ского краев, в сторону Тиберды. Питались тем, что вынесут местные жители. Через неделю такого пути дети были в крайнем истощении. На просьбу оставить у себя наиболее «тяжелых» детей, откликались единицы.

Шел Август 1942 года. Фашисты наступали, в черкесском ауле Бесленей, что в 40 километрах западнее Черкесска, уже были слышны раскаты далекого боя, когда на окраине аула у реки появился обоз из 4 подвод В телегах сидели дети - около сотни маленьких людей. Необычные дети.Besleney1

"Таких мы раньше не видели. Бледные. Худые. Грязные. С распухшими ногами и.... необыкновенно тихие. Те, кто был покрепче слезли с подвод и опустились на траву. Тихие и безучастные ко всему происходящему вокруг, как маленькие старички, - вспоминал после войны председатель сельсовета Сагид Шовгенов, - Совсем больные остались лежать в подводах. У умирающих детей не было сил даже на то, чтобы отогнать от себя оводов и мух". С детьми были женщины - воспитатели. За старшего - мужчина - инвалид с пустым рукавом, заправленным за пояс гимнастерки. Мужчина рассказал, что дети из ленинградского детдома на Малой Охте. "Планируем через Клухорский перевал уйти в Абхазию, но боюсь, довезем не всех, - сказал однорукий, - Многие, пожалуй, помрут в дороге".

"Зачем мучить детей дорогой? Почему не раздали по домам?", - спросил у старшего председатель сельсовета Сагид Шовгенов. "Мужчина протянул в их сторону единственную руку: "Ты на их лица посмотри - сколько здесь евреев. Кто же их возьмет? Немцы расстреливают за укрывательство евреев". Аульчане раздумывали недолго. Разобрали по домам тех, кто согласился остаться, и тех, кто не мог уже продолжать путь - всего 32 ребенка.

На земле у подводы сидели две сестрички - Катя и Женя, и их старший брат Валентин. Женя и Валентин отказались остаться. Катю уговорил Абдурахман Охтов: "Идем к нам, дочка. Не бойся. Ведь мы с тобой одной крови, мы - люди".

Вечером председатель колхоза Хусин Лахов, председатель сельсовета Сагид Шовгенов и Мурзабек Охтов собрали жителей села. Прошел слух, что гитлеровцы прорвали фронт и скоро будут в Бесленее. Помня о словах однорукого, решили дать ленинградским детям черкесские имена и фамилии и записать их в сельскую книгу, как рожденных в ауле.

Володя Жданов стал Володей Цеевым, Катя Иванова - Фатимой Охтовой, Витя Воронин - Рамазаном Адзиновым, Марик ( фамилия не сохранилась) - Мусой Агаржаноковым, Саша (фамилия не сохранилась) - Рамазаном Хежевым. Единственный, кого не "переписали", - 14-летний Алексей Сюськин. Он прожил в семье Патовых до 18 лет, потом ушел в армию и больше в аул не возвращался.

Хусин Лахов распорядился раздать семьям, приютившим ленинградцев, остатки скудных колхозных запасов (пшено, кукурузу и мед), - для восстановления сил больных детей.

Вскоре немцы прорвали фронт. Обозу с детьми не удалось выйти на перевал, их настигли в Теберде и всех расстреляли. Откуда немцы узнали, что часть детей осталась в Бесленее, - неизвестно. Может, выдал кто, а может кто-то из воспитателей вел записи и они попали в руки фашистов. Но детей искали именно в Бесленее.

Розысками руководил обер-ефрейтор Освальд. Выспрашивал про еврейских детей у Сагида Шовгенова. Говорил, что это необычные дети, и их надо срочно изолировать. Сверяли детей аула с записями в сельской книге, но эта процедура, благодаря предусмотрительности Шовгенова, результатов не дала. Людей уговаривали, таскали на допросы, угрожали расстрелом за укрывательство, но все тщетно - ни один житель аула не выдал детей. Мурзабек Охтов при немцах стал старостой аула и, как мог, спасал не только ленинградских детей, но и всех жителей аула. Надо сказать, что в здешних аулах после прихода оккупантов часто старики приходили к уважаемым в селе мужчинам и просили их стать старостами. "Пойми, если ты откажешься, назначат какого-нибудь негодяя, который причинит нам много зла", - уговаривали старики. И мужчины соглашались. Многие им обязаны жизнью, и многих из них расстреляли после освобождения республики как изменников родины.

Одним из таких мужчин был Мурзабек Охтов.

Известен случай, когда какой-то стукач принес в сельскую управу список жителей аула - коммунистов, активистов и т.п. и заявил, что их всех надо расстрелять. Охтов не дал стукачу договорить и стал избивать его в присутствии немецкого офицера. Офицер спросил старосту: "За что ты его бьешь, ведь он говорит правду?". Охтов ответил: "Он, лжец, и при советской власти бегал со списками и требовал всех расстрелять! А теперь пытается настроить аул против германских властей!". Офицер поверил старосте.

За 5 месяцев оккупации в Бесленее Мурзабек Охтов не смог спасти лишь одного парня. В ауле вспоминают, что вроде бы его обвинили в покушении на немецкого солдата.

После войны Охтова арестовали за сотрудничество с оккупационными властями, но через две недели освободили - посадить такого человека даже у чекистов не поднялась рука.Besleney3

И дети выжили - благодаря заботливым рукам новых матерей и "лаховскому" хлебу. После войны большинство детей нашли родственники. Тех, кого разыскали, перевезли в сталинградский детдом, откуда их забрали родные.

Те, кого не нашли, остались жить в Бесленее. Женились или вышли замуж, родили детей. Каждый занял достойное место в жизни и снискал уважение односельчан благородством натуры и... необыкновенно трепетным, даже по меркам горцев, отношением к родителям.

Фатима Охтова (Катя Иванова) вышла замуж и родила пятерых детей. К ее счастью, после войны нашлись ее брат Валентин и сестра Евгения. Единственные, кто выжили из обоза. По дороге в Теберду их приютили в станице Новоисправненской. Валентин вырос, вернулся в Ленинград, встал на ноги и стал звать сестер. Только они не поехали. Слишком вросли в эту землю, ставшую родиной их детей, казачка Евгения и черкешенка Фатима.

Многим приемным детям полуграмотные бесленеевцы дали хорошее образование, счи¬тая, что дети должны быть лучше родителей. И разлетелись ленинградцы в раз¬ные края. Многих унесло время, Сейчас в ауле проживает 4 ленинградца из военного детского эшелона.

К сожалению, гражданский подвиг бесленеевцев и сегодня не оценен по заслугам: никто из них до сих пор не награжден правительственными или высо¬кими общественными наградами. До сих пор не откликнулся на это событие и Санкт-Петербург.

Но благодарные черкесы-ленинградцы решили в память о совершенном в Бесленее коллективном гражданском подвиге установить приютившим и воспитавшим их родителям памятник от детей-блокадников.

По просьбе Рамазана Адзинова скульптор Хатиза Кемрюгов изготовил макет такого памятника: черкесская женщина обнимает приемного ребенка из блокадного Ленинграда, за спасение которого грозила смерть от рук фашистов.

Эскиз понравился всем, но денег на реализацию задуманного проекта не было.

Благодаря журналистской деятельности пожилые ленинградские черкесы неожиданно получили мощную поддержку неравнодушной общественности из разных уголков России. Подвиг стариков и женщин аула Бесленей был оценен снизу такими же простыми людьми, как и сами герои этой истории. На призыв откликнулись многие. Благотворительные пожертвования на создание памят¬ника внесли и жители Бесленея. Свой месячный заработок перечислили в фонд строительства памятника и официальные лица: президент Карачаево-Черкесии Борис Эбзеев, председатель правительства Владимир Кайшев, министр эконо¬мического развития Солтан Хашукаев, спикер парламента, депутаты, бизнесме¬ны, политики, президент компании «Строительный двор» Альберт Шебзухов.

2010 года, через 68 лет, когда на берегу реки Большой Зеленчук, в Бесленее, появился обоз с истощенными ленинградскими детьми, в ауле по¬явился памятник, посвященный межнациональной дружбе, возведенный на народные деньги.Besleney2

В торжественной церемонии открытия памятника принимали участие многочисленные гости, но главными участниками этого великого события были потомки тех, кто в далеком 1942 году принял в свои семьи ленинградских детей, и сами ленинградские черкесы Бесленея - детдомовцы блокадного Ленинграда.

По материалам педагога из Санкт-Петербурга, руководителя объединения «Память сердца» Е. А. Сущенко и сайта Regnum

Дорогие друзья!

Мы будем рады, если и Ваши воспоминания появятся на нашем сайте. Желающие участвовать в нашем проекте могут получить всю необходимую информацию в разделе «О проекте. Стать участником проекта».