Воспоминания

Изидор Ляст

lyast_isidor

Родился в 1931году в городе Остров-Любельский, Польша.
Физик, профессор (Центр ядерных исследований Сорек и Тель-Авивский университет).
Репатриировался в Израиль в 1977 году.
Живет в Бней-Браке. Жена Роза, сын, трое внуков.

Дневник моего брата (Эвакуация, июнь − июль 1941-го)

Германо-советская война застала нашу семью (моих родителей Цалеля и Дору, брата Моню, тринадцати лет, и меня, десятилетнего) в городе Дисна, в Западной Белоруссии. В Дисне папа заведовал местной больницей. До Второй мировой войны мы жили в Люблинском воеводстве (Польша), а в конце сентября 1939-го бежали в советскую зону оккупации.

Эвакуация населения из Дисны началась 26 июня, хотя немцы, как потом выяс- нилось, ещё
были далеко. До Ржева, что был на расстоянии более 600 км, мы до- брались сами. Нас было шесть человек, так как к нашей семье присоединились ещё двое: двоюродная сестра Соня (на восьмом месяце беременности) и дядя Арон. В основном шли пешком, а наша лошадка с трудом тащила телегу с веща- ми. В Ржеве нас посадили в эшелон и отправили в поселок Ветлужский Горь- ковской (Нижегородской) области. Несмотря на тяжелейшие условия эвакуа- ции, тринадцатилетний Моня ежедневно вёл записи в дневнике. Сохранилась только первая часть дневника (копия с переводом на иврит находится в архиве музея «Яд ва-Шем»). О том, что происходило с нами, Моня писал без эмоций, почти телеграфным стилем. Представленные здесь выдержки из дневника даны без всякого редактирования, хотя в тексте есть стилистические погрешности. Прошу учесть возраст автора и то, что русским языком он овладел только за полтора года до эвакуации. Мои пояснения даны в скобках.

У Мони с раннего детства был порок сердца. Эвакуация и трудные условия во- енного времени очень сильно подорвали здоровье подростка, болезнь стала по- настоящему угрожать его жизни. Но он старался жить так, как жили его сверстники: учился, встречался с друзьями, влюблялся. И писал стихи, а в 1944 – 1945 годах и дневник. Умер Моня в поселке Ветлужский в сентябре 1945 года.

Моня Ляст. Отрывки из дневника

lyastmonyaizya22 июня. Началась война.

25 июня. Сегодня ночью эвакуировались семьи восточных. Мы не знаем, что делать. Идут отряды с фронта. Все бойцы измученные. Мы даём им пить. Папа для нас взял пропуск. (Восточники − партийные функционеры, направленные для управления новыми советскими территориями, пропуск − для прохода старой польско-советской границы).

26 июня. В 12 часов начали эвакуироваться учреждения. Мы не знаем или ехать. В 4 часа папа приезжает с лошадью. Мы уже давно готовы и запакованы. В это время через Дисну идёт войско. Мы уезжаем. Едем берегом (город расположен на западном берегу Двины). Около парома масса людей. Около костёла лежат в окопах бойцы. Нас не пропускают дальше. Берегом ехать нельзя. Едем назад. Распаковываемся. Папа идёт узнать или можно ехать через город. Около почты стоит пулемёт. Приходит извозчик с известием, что можно ехать. Едем. На ули- цах, прижимаясь к стенкам, бегут с вещами испуганные люди. Около райкома машины. Подъезжаем к парому. Толкотня. Полно лошадей и машин. Ждём оче- реди. Около больницы красноармейцы проводят полевой телефон. Уже много подвод переехало. Переехали и комсомольцы

Папа забыл военный билет. Уходит за ним. Скоро приходит. Юзеф приехал. Дядя Гриша получил подводу и приехал сюда. Подходит наша очередь. Прове- ряют пропуска. Внезапно на другой стороне появляются бойцы. Делают окопы. Командир объявляет, что паром закрыт. Все едут сухопутной дорогой.

Город изменил свой облик. Полно военных. На улицах полно людей. Все они ис- пуганы. Переезжаем мост. На мосту стоят бойцы. Дядин извозчик отказывается ехать дальше. Дядя, тётя и Фрума остаются, а Соня с Юзефом переходят на нашу подводу. Вдруг появляются самолёты. Бомбят Дисну. Город окутан дымом. Встречаемся с дядей Ароном. Едем дальше. За Дисной наша подвода перевернулась. Еле подняли. Едут машины. Вечером переезжаем границу (польско-советскую до сентября 1939-го). Наступает ночь. Слышна артиллерийская стрельба. Где-то далеко пожары. Едем всю ночь. Нигде не видно ни домов, ни людей. (Юзеф − муж Сони, Гриша − её отец. Надеясь, как и многие другие, что дальше Двины немцев не пустят, дядя Гриша нанял извозчика, чтобы только добраться до Полоцка.)

28 июня. Подъезжаем к Полоцку Светает. Проверяют документы. Полно войск. Идут в походном строю. Пушки стоят в окопах. При въезде в город проверя- ют документы. Едем через окраину Полоцка. Проезжаем мимо зенитки. Бойцы готовятся к стрельбе. По дороге едут грузовики с авиабомбами. Въезжаем в колхоз, который находится в 1,5-2 км от Полоцка. Останавливаемся у одного колхозника. Квартиру было очень трудно найти. Все были заняты беженцами. На шоссе беспрерывное движение. Недалеко пороховой склад, и поэтому весь день тягачи едут в него за снарядами.

Устали, ложимся спать. Просыпаемся от выстрелов. Оказывается, налёт на Полоцк. Недалеко зенитки. Они стреляют по немецким самолётам. Хозяин говорит, что на улицу теперь нельзя выходить, потому что кругом падают осколки от снарядов зениток. На шоссе движение не уменьшается. Едут беженцы на подводах, машинах, пешком; бойцы на грузовиках, пешком; тягачи, пушки, легко-вые машины, пожарные машины.

lyast_329 июня. Встречаем много знакомых: Боброва, Садовского и других. Некоторые возвращаются на свои места (в Дисну). Завтра Юзеф идёт в армию. (Бобров - восточник. Согласно книге J.T. Gross, Revolution from abroad, Prinston, 1988, Бобров пытал в Дисне арестованных под музыку аккордеона).

1 июля. Плохо спали. Кусали клопы. Утром выезжаем дальше. Едем на красивом шоссе Полоцк – Витебск. По обеим сторонам лозунги. В полдень въезжаем на станцию Сиротино. Едем дальше, параллельно железной дороге. Вдруг появляются 4 самолёта. Прячемся в канаву. Самолёты снижаются. Стреляют из пулемётов. Улетают. Снова появляются и сбрасывают бомбы. Видно взрыв, и куски земли взлетают высоко в воздух. Бежим, пригибаясь к земле. Появляются самолёты – падаем. Самолёты стреляют. Слышно свист пуль. Так продолжается несколько раз. Наконец улетают. Спешно уезжаем из того места. Едем в направлении Сиротино, отдалённого от станции на 7 км. Падает дождь и немного освежает нас. Наконец въезжаем в село. Останавливаемся у одного еврея.

2 июля. Выезжаем в Городок. Очень жарко. Пьём воду из фляг, пропитанных керосином. Мимо едут грузовики с войсками и замаскированные легковые машины. Около дороги строят окопы. Проезжаем мимо грузовика. На нём стоит заряженный пулемёт. Неподалеку спят бойцы. Всё время гудят самолёты. Отдыхаем в лесочке. Там медпункт. Нельзя останавливаться. Едем. Наконец приезжаем в Городок. Мама с папой пошли искать квартиру. Вдруг низко пролетели 9 самолётов. Кто-то по ним стреляет. Через несколько часов приходят мама с папой. Нет квартиры. Но учитель Бельчиков, которого мы встретили перед городом, берёт нас к себе.

3 июля. Услышали речь Сталина. Наши сдали Львов. Здесь много дисненских восточников. Едим в столовой. Встречаемся с Кокошинскими. У них отобрали лошадей. Бомбили станцию Городок. Бельчикова взяли в армию. Он лётчик.

.5 июля. Хотят отобрать лошадь. Уезжаем по направлению Велижа. Проезжаем станцию. Довольно большая. Когда отъезжаем с 1 км, появились самолёты. Пикируют. Бомбят. Некоторые бомбы падают в песок и не взрываются. Самолёты немного стреляют и отдаляются. Едем мимо колхоза. Везде провожают в армию. В 5 ч. вечера летит много самолётов. Близко лес. Гоним к нему лошадь.Через несколько минут слышен ряд взрывов. Оказывается, бомбили Городок.Несколько домов разрушено. Останавливаемся в колхозе. Ночью не могу спать. Душно. Где-то погромыхивают пушки.

7 июля. Усвяты маленький городок. Хотим тронуться дальше, но на злость льёт дождь. Наконец он перестал. Трогаемся. За Усвятами подвода переворачивается. Еле подняли. Останавливаемся в 16 км от Велижа. Хозяйка очень несимпатичная. Лежим на земле. Вокруг ходят, разговаривают. Завтра хозяина призывают в армию.

11 июля. Вечером подъезжаем к станции Борки. На станции не хотим остаться. Могут бомбить. Уже темно. Дорога ужасная. Останавливаемся в деревне, но не можем найти квартиру. Всё переполнено. Остаёмся на свежем воздухе. Спим поочерёдно. Я «сплю» на подводе. Жужжат комары, страшно кусаются. Холодно. Чтобы немного разогреться, ходим.

lyast_414 июля. Ночевали у колхозницы в деревне, 8 км от Белого. Утром выезжаем. Большая жара. Песок, песок, песок … Въезжаем в Белый. Красивенький горо- док. Широкие улицы, по обеим сторонам деревья. Идём стричься. Моя чуприна мне падает на лоб и мешает. По улицам едут грузовики, идут бойцы. В 4 часа вы- езжаем. Останавливаемся в 10 км от города.

(На этом дневник Мони кончается)