Воспоминания

Бернард Вайсбейн

 Как мы бежали из Киева

Я, Бернард Менделевич Вайсбейн, родился 27 июня 1935 года в Киеве на Подоле. Как гласит семейное предание, меня хотели назвать Бенционом в честь покойного родственника, но моя тетка Эсфирь Ошеровна Вегер заявила ,что это имя не современно, и мне присвоили нейтральное имя Бернард.

Мы - родители, cтаршая сестра, бабушка и я жили в коммуналке в бывшем «доходном доме» по улице Межигорской, 3. Этот дом существует и поныне. Кроме нас там жили еще пять еврейских семей.

Помню первый день войны, 22 июня 1941 года. Бомбили Киев и бомбы упали на пожарную станцию напротив нашего дома. Помню также свой день рождения. Шесть лет мне исполнилось на пятый день войны 27 июня. Света не зажигают, родители и соседи озабоченно о чем-то шепчутся, на именинника - ноль внимания.

В итоге родители решают бежать из Киева Как возникло такое решение, мне не известно. По малости лет я не посвящался в эти ужасные проблемы. В начале удалось отправить старшую сестру Евгению. Ей было 15 лет. Она уехала с семьями сотрудников Днепровской флотилии, где работал брат моего отца Давид.

 Отец по возрасту (53 года) был невоеннообязанный, но не мог сразу оставить работу. На наше счастье у мужа бабушкиной сестры Леи были лошади и телега. 10 июля наша семья - я, мать Бася Вольфовна, бабушка Двойра Менделевна Бродская, ее сестра Лея, их мать, моя прабабка Ривка и наш спаситель муж Леи Мотель Приворотский отправились в путь.

Подготовка к отъезду, страдания с этим связанные, несбывшиеся надежды, все эти ужасы мне известны из рассказов родных. Помню, у матери и бабушки было по заплечному мешку и я в руках. Никаких чемоданов, все было оставлено. Мы двинулись на восток в направлении Харькова, Днем ехали, ночью люди и лошади отдыхали прямо в поле, благо было лето. Помню ночные :взрывы, пальба, в небе полосы света прожекторов. Через три недели мы остановились в селе Дергачи около Харькова. Здесь мы расстались с нашими спасителями Леей и Мотелем Приворотскими,

В Харькове через родственников удалось выяснить, что моя сестра вместе с семьями сотрудников Днепровской флотилии прибыли в Зауралье в Каргопольский район Курганской области и расселены по окрестным  деревням. Сестра попала в деревню Окуневка. Отец, находясь в Киеве, узнал об этом в Днепровской флотилии и маленькая деревня в Зауралье стала нашей целью. Преодолев огромные трудности, отец добрался до Окуневки и встретил дочь. Их поселили в правлении и они сразу стали работать в колхозе.

Мы с матерью и бабушкой умудрились достать билеты и выехали из Харькова в направлении Сталинграда. Нас высадили на небольшой станции на правом берегу Волги. И здесь нас спас счастливый случай. Как рассказывала мне мать (она прожила 103 года и умерла в Реховоте в 2005 году), незнакомый мужчина посадил нас в поезд и вручил нам свои билеты .Он нас буквально спас, так как немцы подступали к Сталинграду. Моя бабушка молилась за этого человека до конца дней.

Далее мы на несколько дней застряли в городе Камышин, спали в школе на голом полу, после чего нам удалось сесть в эшелон «телятников», вагонов для перевозки скота. Наш вагон был битком набит стариками, женщинами и детьми. Не буду описывать ужасы этого путешествия. Из-за страшной скученности были даже смертельные случаи. После всех мытарств мы прибыли в Курган, а затем не без проблем на станцию Каргополье. Здесь удалось связаться по телефону с равлением колхоза и поговорить с нашими.

Оказалось, что до Окуневки 20 км пути  Мать упросила местного жителя, ехавшего на лошади в Окуневку, взять нас с собой ,что он (добрая душа) и сделал. Затем была радостная встреча, семья опять собралась вместе.

Отец, мать и сестра сразу начали работать в колхозе. Отец - конюхом (чего он ни до ни после не делал), мать поставили «молотить лен».Я носил ей обед и видел, как она колотила тяжелой зазубренной доской наравне с местными женщинами. Тут я преподнес родителям сюрприз: заболел корью. Рассказывают, что болел тяжело, месяц ничего не видел, не было ни врачей, ни лекарств. Мать и бабушка выходили меня. Так закончился первый этап нашей «эвакуации».

В течение зимы 41-42 годов мои родители и сестра переписывались с родственниками и выяснилось, что брат матери Меер Вольфович Бродский, сотрудник военно-строительного управления Киевского военного округа, с семьей эвакуирован вместе с организацией на новое место дислокации в город Новосибирск. Мы опять собрались в дорогу и 1-го мая 1942 года прибыли в Новосибирск. Поселились вместе с семьей дяди в деревянном двухэтажном доме. Занимали комнату 16 кв.метров . Нас было в этой комнате 11 человек (мы – пятеро, семья дяди - четверо и родители тетки Эсфири. На ночь комнату заполняли раскладушки.

В этом доме я прожил значительную часть жизни (в Киев мы не вернулись). Здесь закончил школу, техникум, отсюда был призван в армию, сюда вернулся, закончил институт. В этот дом привел молодую жену (недавно мы отметили золотую свадьбу), здесь у нас родилось два сына, и только в возрасте 35 лет я на работе получил отдельную квартиру.

Моя бабушка по отцовской линии и младший брат отца Давид нашли свою смерть в Бабьем Яре.

Я изложил то, что помню и знаю в связи с нашим бегством из Киева. Конечно, главные страдания,  моральные и физические, решение бесконечных проблем выпали на долю моих дорогих родителей и моей добрейшей и мудрейшей бабы Дворы,благословенна их память. Меня, малолетку, они оберегали от душевных травм.

Им от меня, сестры, наших детей и внуков вечная благодарность.