Воспоминания

Фунштейн Аркадий

Родился в 1926 году в Крыму в еврейском колхозе недалеко от Джанкоя. Окончил еврейскую семилетку. Когда началась война, Аркадию было 15 лет. Ждать того времени, когда стала слышна канонада взрывов и видны вспышки в ночном небе, пришлось недолго.

Керчь – отправная точка

Евреи, кто как мог, стали уходить из родного села. И все в одночасье стали беженцами. Старший брат Хаим работал в колхозе трактористом и в его ведении был пу-стовавший вагончик для служебных нужд. Аркадий с ро-дителями и семья брата забрались в этот вагончик, и он, подцепив его трактором, взял курс на Керчь. Прибыв в Керчь, Аркадий расстался с семьей и ушел на фронт, как и еще трое его братьев.

Для дальнейшего продвижения на Восток необхо-димо было перебраться на противоположный берег. Сразу это не удалось. Как только катер загружался бе-женцами, появлялся в небе немец и поливал их пуле-метными очередями, не давая возможности двинуться в путь. Только с пятого раза удалось отчалить. Да вот не-задача – в суматохе отец Аркадия остался на берегу, и он с перепугу на грани истерики поднял такой шум, что ка-питан судна вновь причалил. Подобрали папу, и благо-получно переправились. Так первый этап эвакуации прошел без потерь.

Временное пристанище

Из Керчи направились на Северный Кавказ, где обосновались в одной из станиц. Сначала Аркадий устроился на сельхозработы, а потом его перекинули на строительство дороги. Работал возницей с парой лошадей в упряжке, обеспечивая песком рабочих. За трудолюбие и добросовестное отношение к порученным делам его ценили в управлении, и когда пришло время, это очень пригодилось. Северный Кавказ оказался для их семьи временным пристанищем, так как немцы добрались и до него. И вновь надо было уматывать и поскорей. Отец был пожилым человеком, а мама инвалидом, так что забота о выживании легла на плечи Аркадия.

В станице возникла необходимость перегнать стада скота в Махачкалу, а желающих взять на себя ответ-ственность не оказалось. Ведь дальняя дорога - тяжелое испытание для человека, а для скота, которому надо обеспечить в достатке корм и воду, тем более. Не при-веди господь, не дотянешь скотину до пункта назначе-ния… Время-то военное!

Председатель так обрадовался, когда Аркадий пред-ложил себя в качестве погонщика, что разрешил взять с собой подводу, чтобы увезти родителей.

Снова в дороге

Так семья Фунштейн вновь оказалась в пути. Телега, управляемая отцом, шла по дороге, а Аркадий верхом на коне гнал скот. Поскольку двигались неравномерно, то в один прекрасный момент потерялись. Дорога оказалась более чем тяжелой, особенно трудно было найти пропи-тание скоту. Так что до конечного пункта, Махачкалы, дошла лишь половина стада, и это было неплохо.

Оформив соответствующие документы, Аркадий в поисках семьи поехал на поезде в Баку – очередной пе-ревалочный пункт по пути на Восток. Народу на вокзале было, как воды в море. Все эвакуанты ждали переправы через Каспий. Несмотря на море людей, Аркадию удалось найти своих родителей, благодаря случаю. Острым взглядом он вырвал из толпы знакомое лицо. Оказался земляк. Он-то и сообщил ему, где искать родителей.

Узбекистан

Объединившись, они добрались до конечной точки их пути - одного из аулов (селение, узб.) под Самаркандом. Их поселили в местном клубе, а в качестве спальных мест им служили зрительские кресла. Аркадий, будучи единственным кормильцем в семье, словно у себя в родном колхозе включился в сельхозработы, привычные для крестьян. Благо, были знания, опыт и старание.

Помогая родителям выжить в непростой обстановке, работал молотобойцем в кузнице, прицепщиком на тракторе, помощником комбайнера и т.п. Однажды ночью его разбудила мама: - Отец умер.

Аркадий обратился к председателю колхоза за помощью в похоронах. Тот дал ему двух человек из местных, и они вырыли яму. Мама дала ему Талес, и он завернул в него тело отца. Когда могилу засыпали, Аркадий установил на ней камень, чтобы можно было опознать это место.

Шел 1943 год, и Аркадий продолжал работать за еду и крышу и взрослеть. Однажды, когда он посетил мест-ный базар, там была облава, и он обратился к одному из офицеров на выходе с вопросом, как попасть на фронт. Офицер записал его данные. Вскоре пришла повестка, и его призвали в Красную Армию. Во время курса в учебном полку под Ташкентом он получил сообщение о смерти мамы. Когда он в растерянности стоял с телеграммой со слезами на глазах, его приметил комвзвода и велел со ссылкой на его согласие обратиться к командиру полка, и тот дал ему увольнительную на пять суток.

Пока Аркадий добирался до места, его маму уже по-хоронили. Но поскольку у санитаров было много работы, то они не смогли показать ему могилу матери. В рас-строенных чувствах сел на обратный поезд и обнаружил, что единственные у него пять рублей пропали вместе с документами. Уперли. Настроения ему не добавило, но мысли переключились на вопрос, как действовать, чтобы выбраться из передряги из-за утери воинских документов?

Он решил сообщить о происшествии начальнику по-езда. Но находившийся рядом с ним пожилой военный посоветовал не делать этого, так как нач. поезда на бли-жайшей станции сдаст его в комендатуру, а там уже ни-кому ничего не докажешь. Он посоветовал ему перемещаться по составу, чтобы не находиться в том месте, где рыскают контролеры. Так, увиливая от опасности быть арестованным, он добрался до своей части. Но за утерю документов все же получил свои три дня гауптвахты.

Когда прокатилась молва, что на фронт в первую очередь берут комсомольцев, он вступил в ВЛКСМ.

В январе 1944 года рядовой Аркадий Фунштейн ока-зался в Восточной Пруссии на Третьем Белорусском фронте. После тяжелого ранения стоял вопрос об ампу-тации ноги, но после ряда операций ногу удалось спасти. Демобилизовался в 1946 году инвалидом войны и с бое-выми наградами. В родные края он уже не поехал – ни-кого из близких не осталось. Направился в Куйбышев: там жила знакомая девушка. На вокзале его настигла старая история – вновь у него украли кошелек с деньгами и документами. И снова случай! В военкомате проездом оказался знакомый капитан, и он помог выписать новый военный билет. Дальше все заладилось и наладилось. Семья, дети и переезд, в конечном итоге, в 1992г. в Израиль.

Все вместе поселились в Араде. Супруга умерла и похоронена здесь же. У Аркадия четыре внука и внучка, которые уже отслужили срочную службу в Армии оборо-ны Израиля, и семь (!) правнуков.

Бывший сержант Аркадий Фунштейн - инвалид ВОВ, активный общественник, член арадского комитета СИВ - заместитель председателя.

Из книги Григория Нисенбойма "С войной покончили мы счеты..."