Воспоминания

Макрович Вита

Родилась 20 октября 1938 года в Могилеве. Наша семья из четырех человек проживала в Белоруссии в городе Могилеве. Мой отец работал в швейной мастерской и был отправлен перед началом войны в командировку за шанями в город Мичу­ ринск. Началась война. Мама взяла старшего брата (4) и меня (1.8), узелок с одеждой, кое-какую провизию и пешком направилась с толпой беженцев на восток. По пути мы встретили мамину знакомую с повозкой, она посадила детей, а мама шла пешком. Немец наступал стремительно, налетали самолеты, после них оставались убитые и раненые. Мама испытала сильный страх и ужас, баялась погибнуть и оставить нас сиротами.
А папа шел пешком нам навстречу и у всех спрашивал, не видели ли они женщины с двумя детьми из Могилева. К счастью, они встретились, и мы попали в село Садо­ вое Саратовской области, где мои родители проработали до 1945 года. Папу в армию не взяли, так как он страдал тромбофлебитом обеих ног. Работали очень тяжело.

В 1945 году мы переехали в город Красноармейск. Жили там в мазанке, в которой всегда было очень холодно и сыро. Голодали, голод я уже помню очень хорошо. Мы с братом ходили в лес за желудями, и из них мама делала лепешки. Они были очень горькие, но мы их ели. Весной босые ходили за плугом и выбирали мерзлую картош­ ку. Из крапивы и лебеды варили баланду, кусочек хлеба был большим счастьем, и я помню, как баялась кушать этот хлеб, потому что потом у меня его уже не будет.

Папа сильно болел, я болела воспалением легких, сильно кашляла. Меня забрали в больницу, а потом попросили забрать, так как я уже не выживу. Это было весной, рядом с домом разлилась река. Мама с папой долго не могли перейти реку, а я, на­ дышавшись свежего воздуха, разрумянилась, и мама поняла, что меня нужно лечить свежим воздухом. Мама заворачивала меня в одеяло и выставляла санки на улицу. Так я осталась жива. Не было одежды, обуви, еды, ничего не было. Не было мыла, вши заедали. Мама прокаливала наши рубашки над керосиновой лампой. Бывало, что вшей сметали веником. Топить печку было нечем, в комнате было холодно. Мама ходила в лес за хворостом, однажды провалилась в сугроб огромный, еле выбра­ лась, отморозила руки и ноги. В Могилев мы вернулись только в 1950 году.


Сейчас живу в Израиле.

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.