Воспоминания

Макаров Владимир

Родился 8 марта 1941 в России. О пребывании в эвакуации я могу рассказать со слов моей мамы - Макаровой Розы Исаковны, и бабушки - Пазавекой Софьи Моисеевны.

Мой отец был штурманом на базе ВВС, где мы и жили вместе с матерью (ст. Сеща Бряншой обл). Вспоминая о первом дне войны, он рассказывал, что утром во время немецкой бомбежки было сожжено много наших истребителей. Командир базы запретил вылет на перехват врага. Один из летчиков не послушался и сбил два немецких самолета. Когда он приземлился, то командир базы расстрелял его. Но его самого расстреляли через день за бездействие. Фронт приближался очень быстро. Появились отступающие красноармейцы, которые рассказывали, какие немцы хорошие. Только потом выяснилось, что это были диверсанты-провокаторы.

В июле мама вместе со мной уехала к своей маме в Брянск. И оттуда вместе со всеми родственниками эвакуировалась на Урал в город Камышлов Свердловекой области. Затем она со мной решила уехать к родственникам отца в поселок Колывань Новосибирской области. Но там военком посоветовал ей вернуться на Урал, так как в районе действовали недобитые банды.

На Урале мама пошла работать в бухгалтерию, а меня отдала в ясли. В это время с нами стал жить мой двоюродный брат Игорь Хайнин, сын моей тети Стеры. Ее муж остался в блокадном Ленинграде. Сама она эвакуировалась в Свердловск. Нас с этим братом связывает дружба на всю жизнь. Жили, как все, сложно. Ба­ бушка осенью 1941 года получила извещение о том, что ее сын Пазавекий Иосиф Исаакович без вести пропал в боях под Ленинградом. Лишь после войны удалось установить, что он погиб в боях под Лугой. Семья его погибла во время эвакуации из города Велиж (Беларусь), где он был председателем горисполкома.

Было и холодно, и голодно. Мама вспоминала один анекдотичный случай. Однажды ее квартирная хозяйка преложила ей пойти вечером на вокзал и посмо­ треть: евреи приезжают! На что мама ей ответила: посмотри на меня, далеко хо­ дить не надо. Хозяйка была поражена, ведь она думала, что евреи - это особенные люди, чуть ли не с рогами.
В октябре 1943 года мы вернулись в Брянск. Началась новая послевоенная жизнь. Помню, как были повешены бывший бургомистр города и его денщик за зверства во время оккупации. Помню военный салют в честь Дня Победы!

В 2004 году приехал в Израиль.

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.