Воспоминания

Куперштейн Майя

Я, Куперштейн Майя Яковлевна (урожденная Герштенфельд), родилась 16 мая 5 1936 года в Ново-Ободавке Винницкой области. Мой отец, Герштенфельд Яков Израилевич, был направлен на работу на Ободавекий сахзавод замдиректора по хозяйству. Мама, Герштенфельд Геня Федоровна, работала воспитателем детского сада. Есть у меня старшая сестра, Феня Яковлевна, 1931 года рождения.
Когда началась война, отцу была поручена эвакуация завода и семей работни­ ков на грузовых машинах. Уехала и наша семья. Никогда не забуду, как по дороге на Полтаву колонну автомашин с женщинами и детьми атаковали немецкие самолеты. Они летели так низко, что видны были шлемы и очки пилотов. И стреляли в упор по машинам. Нам приказали спрятаться под грузовики, но все равно многие пострадали, пока наши самолеты не отогнали их. Колонна двинулась дальше к Рамадану, где папа сдал груз и ему разрешили сопровождать нас в город Грозный, где работал директором Грозненской ТЭЦ мамин брат Гершберг Михаил Федорович.
Затем папа был направлен в школу лейтенантов Орджоникидзевским РВК г. Грозного, но в августе 1942 года всех курсантов, не успевших даже окончить школу, отправили срочно под Сталинград, где началось наступление немцев.

Глубоко врезалось в память, как мы стояли у дороги, а мимо шагали строем молодые ребята с полной амуницией на вокзал. Среди них был и мой отец. По словам папиного друга, вернувшегася после ранения из госпиталя в город Грозный, их сняли с поезда и сразу бросили в бой под Сталинградом, где большинство погибло или было тяжело ранено. Они попали на заминированное поле. Погибали с криками: "За Родину! За Сталина!". Он рассказывал, что уцелели немногие, он искал папу в госпитале, но не нашел. Когда немцы в 1942 году подступили к Северному Кавказу, мы вместе с работниками Грозненской ТЭЦ эвакуировались в Краеноводек в палаточный городок в песках, где я ночью потерялась и меня долго искали, пока не нашли. Затем на барже плыли через Каспий, приехали в по­ селок Аблакетка в Восточном Казахстане, где мама работала в детдоме при ТЭЦ воспитательницей. Жили мы в землянках, которые зимой засыпало снегом, и кто первый откапывался, шел откапывать соседа.

В конце 1943 года мы вернулись в Грозный. а в конце 1944 года - в Киев, где до войны жила моя бабушка Гершбер Рива. В сентябре 1941 года бабушку выдала дворничиха. Бабушка не хотела эвакуироваться, считая. что немцев скоро разо­ бьют. Ее младший сын. Гершберг Шике Фроймович. погиб на фронте под Орлом в августе 1943 года. А бабушку расстреляли вместе со всеми в Бабьем Яру. Мама одна поднимала нас с сестрой. Мы стали учителями. вышли замуж. родили детей. с которыми и приехали в Израиль в 1994 году.

Надеюсь, что наши дети и внуки не повторят нашу судьбу.

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.