Воспоминания

Тарнопольская Фрида

Дата рождения: 1926
Место рождения: г. Тирасполь, Молдавия
Во время войны: Кавказ, Средняя Азия
Дата репатриации: 1991

 

Я родилась 14 сентября 1926 года в Молдавии, в городе Тирасполь. Мой отец умер в 1940 году. Началась война, и в июле 1941 года в товарных вагонах, гружённых углём, эвакуировали всю нашу семью – маму, меня и двух моих младших братьев Аарона и Леонида. Мы проезжали через города: Одессу, Николаев, Донецк, Запорожье, Ростов и доехали до Краснодара. На протяжении всего пути поезд много раз подвергался бомбёжке, было много убитых и раненых. Дети были в постоянном страхе.

Когда мы подъехали к Краснодару, мой брат Аарон вышел на станции, чтобы принести воду, но был задержан милиционером, который был равнодушен к нашим мольбам и просьбам, и 13-летний мальчик остался один. На следующей станции мы все сошли с поезда, вернулись в Краснодар и начали искать брата. С большим трудом мы нашли его, поехали вместе и стали работать в колхозе недалеко от города Орджоникидзе.

Но линия фронта приближалась, и мы вынуждены были снова бежать. Вначале мы везли наши вещи на телеге, но потом пришлось всё бросить. Голодные, босые, почти раздетые мы шли, спасаясь от врага, пешком в течение двух недель, под постоянной бомбёжкой. Ноги моей матери покрылись гнойными ранами, и она едва могла ходить. Мы спали под заборами, в огородах. Иногда добрые люди открывали нам двери, пускали переночевать и давали поесть.

Чудом нам удалось добраться до станции Аполлонская, где уже собрались многие беженцы. Через пять дней прибыл военный поезд, все беженцы забрались в него, в том числе и мы. Нас отправили в Махачкалу и оттуда через Красноводск в Среднюю Азию. Мы были беспомощны, у нас не было никаких документов, денег и личных вещей. Все документы, которые могли дать нам право на получение пособия на троих детей, остались с вещами, которые мы вынуждены были бросить.

В Самаркандской области мать, мои братья и я работали в колхозе. Работа была очень тяжелой, мы рыли ямы, вскапывали землю и сортировали семена. Мне было 15 лет, моим братьям было 13 и 9 лет. Мать шила нам одежду из мешков. Затем мы перебрались на станцию Красногвардейск, где спали в сараях, ели лепёшки из трав, собирали в поле колосья ячменя и из их зёрен готовили суп. В течение четырех лет мы не видели даже кожуры картофеля или лука. Все были опухшие от голода и больные малярией.

В 1945 году мой брат Аарон умер в возрасте 17 лет от тифа. Мне не сказали, что он умер от болезни, а сказали, что его призвали в армию. В то время была эпидемия тифа, поэтому всем брили волосы. Когда хотели сбрить мои косы, я умоляла их не делать этого. Чтобы избавиться от вшей, мыла волосы керосином.

Я чувствовала большую ответственность за жизнь мамы и младшего брата. Это давало мне силы продолжать жить. В одном из наших переходов, когда мы были вынуждены идти многие километры пешком, мама уже не могла продолжать путь, и брат нес её на спине. Она умоляла оставить ее, но мы не сделали этого. Мы добрались до больницы, и никто не верил, что мама сможет выжить. Но она выжила и в будущем помогла вырастить моих детей. Жизнь ее продолжалась до возраста 85 лет.

В 1945 году наша семья вернулась в Кишинев. В 1947 году я вышла замуж за Александра Тарнопольского, который был офицером Красной Армии. С ним я уехала в Новосибирск и там мы жили до 1991 года.
В 1991 году, когда мы репатриировались в Израиль, мой брат Леонид увековечил имена нашего отца и брата Аарона на мемориальной стене возле города Петах-Тиква.

Я благодарна моему дяде, Виноградскому Михаилу Мироновчу (1903-1957г.г), мужу маминой сестры. Он был, военным человеком, писателем, журналистом, во время войны принимал участие в румынском подполье.

После смерти моего отца дядя заменил мне его и всю жизнь заботился обо мне, как о своей дочери.

Из книги "Дети войны. Рассказы ветеранов и переживших Вторую мировую войну из города Беэр-Шева". Издано группой «Зэ ла-атид», Израиль, Беэр-Шева, 2016 г.