Воспоминания

Вахлис Владимир

Я родился в 1938 году, в городе Малин Житомирской области Украины. О своих родителях я почти ничего не знаю, т. к. рано остался сиротой. Отца не помню совсем, а о матери в памяти остались только отдельные эпизоды. Знаю только, что отца звали Михаил Вахлис, а мать Полина Мозырская. Факты из своей жизни я знаю, в основном, из рассказов старшего (1926) брата, Семёна.
Когда началась война мне было всего три года, старшим братьям и сестре было, соответственно, Михаилу – 18 лет, Семёну – 15 и Кларе – 10. Михаил сразу же ушёл добровольцем на фронт. Наш город с самого начала войны подвергся бомбардировкам. Мама с тремя детьми
С большими трудностями в августе мы добрались до города Барда в Азербайджане. Жили мы там очень плохо, голодали, местное население относилось к нам недоброжелательно. Однажды мы пошли на базар, и у меня глаза разбежались от разнообразия всевозможных овощей и фруктов. Но купить что-нибудь из этого мы не могли, т. к. у нас не было денег. Тогда я взял незаметно одно яблоко и положил его в карман. Когда мы пришли домой, и я показал это яблоко маме, она заплакала и сказала, что, если бы это заметили, нас могли бы убить.
Неподалеку от места, где мы жили, осиротел еврейский мальчик Миша, тоже из беженцев, как и мы. Мама взяла его к нам на некоторое время несмотря на то, что мы сами еле выживали. Мама работала сторожем в конюшне, и на получаемые за это деньги мы и существовали. Но, однажды ночью кто-то украл седло, и за это хозяева её избили и уволили. Мы остались без средств к существованию. Как мы выжили, мне не понятно.
После освобождения Украины мы решили возвращаться. Семёна с нами уже не было. За это время подошёл его призывной возраст, его мобилизовали и он ушёл на фронт. Ещё, будучи в эвакуации, нам также стало известно, что старший брат Михаил в сентябре 1942 года погиб в бою под городом Моздок.
Когда мы добрались до своего города Малина, то увидели на месте нашего дома глубокую воронку от бомбы или снаряда. Жить нам было негде, и мы поехали в Киев, где жила мамина двоюродная сестра. Некоторое время мы пожили у неё, а затем стали скитаться по разным местам. Иногда мы даже оставались на улице, не зная куда идти. Мы мёрзли, голодали, и часто были в отчаянии. От всего этого мама тяжело заболела, и её положили в больницу. Мы с сестрой снова ненадолго оказались у тети. Но в это тяжелое время у тёти было немало своих жизненных хлопот, и мы с сестрой оказались предоставленными самим себе.
Семен провоевал всю войну, был ранен, получил боевые награды. После войны остался на сверхсрочную службу, т. к. ему некуда было возвращаться. Служил он на Кавказе. Однажды, в его воинскую часть, на его имя пришло письмо из Киева от кого-то из соседей или знакомых, знавших нас. В этом письме писалось, что в Киеве осень и очень холодно, а твои брат и сестра полуголые и голодные бегают по городу. Об этом узнал командир части, вызвал он брата, дал ему месяц отпуска и приказал срочно ехать в Киев.
Приехав в Киев, Семён занялся нашим устройством. С сестрой Кларой было не так сложно. Ей было уже 14 лет и ее взяли ученицей в училище при швейной фабрике. У них было и общежитие, в котором она могла жить. Со мной было сложнее, мне было только семь лет. Все детские дома в Киеве были переполнены и устроиться туда не было никакой возможности. Семён обратился в милицию, но и они ничем не могли помочь. Как он мне рассказывал потом, там ему предложили оставить меня где-нибудь на центральной площади, может кто и заберет из жалости. Всё же ему помогли устроить меня в детдом, правда, не в Киеве, а в Чернобыле.
Месяц отпуска, отпущенный Семёну, заканчивался, ему надо было возвращаться в свою часть. Перед отъездом мы с ним пошли в больницу навестить мать. На тумбочке около её кровати лежало яблоко, и она сказала, чтобы я его взял. Я взял и заплакал,
Условия жизни в детдоме в то послевоенное время были страшные. Сто пятьдесят голодных, плохо одетых и ожесточённых детей. Спали мы на тюфяках, набитых соломой, и всё время хотели есть. Там я прожил девять лет, учился в школе, окончил 7 классов. После детского дома я поступил в киевское
Затем я работал в Киеве на заводе физических приборов , сначала токарем, а затем освоил и ряд других специальностей. Одновременно с работой окончил вечерний техникум, курсы повышения квалификации инженерно-технических работников, дошел до начальника цеха. Женился на Людмиле Ставицкой, у нас родился сын Геннадий (1967).
В 1991 году репатриировались с женой в Израиль, сын репатриировался раньше. Жили в Иерусалиме, а теперь в Кирьят-Гате. У меня три внука.

 

Из книги «Дети войны», г. Кирьят-Гат, Израиль, 2016 г.