Воспоминания

Роман Ханукаев

 

ВОЙНА ДВЕНАДЦАТИЛЕТНЕГО МАЛЬЧИШКИ…

 

К началу войны в семье было пять человек: родители и нас, детей, трое. В первые же дни отца и брата сразу же забрали на фронт. Брату еще не исполнилось и семнадцати лет! Таких, как он, было в колонне несколько десятков. Дали ему трехлинейную винтовку со штыком на конце и одну обойму – пять патронов – на двоих. Так что ребятки эти уходили на фронт, как скот
на бойню.
Я был на проводах брата и все это видел. Из Парка культуры и отдыха Грозного они отправились пешком до Гудермеса. Я пошел за ними, со мной – еще двое мальчишек. Через два часа новобранцам сделали привал. Сварили большой котел каши. Нас тоже позвали поесть. Насытившись, мы ушли в сторонку и уснули. Проснулись – над костром еще дымок колышется, а солдат уже нет… Хозяйка-чеченка сказала, что чуть свет всех подняли, и колонна ушла…
Когда началась война, всех тех, кто держался на ногах: детей, женщин, стариков – отправили на рытье окопов. Мне было всего одиннадцать лет. Привезли нас в поля за десять километров от города. Там – куча лопат, металла.
Мы, дети, копали окопы. Более взрослые – строили дзоты. Помню, как незнакомые люди – женщины, старики – проходили мимо нас. Кто по голове погладит, кто словом подбодрит… Это очень много значило для нас.
Немцы были уже в тридцати пяти километрах от города. А мы продолжали работы. Спали в тех же узких окопах, что вырыли в течение дня. Вповалку. Конечно, спали одетые. Работы продолжались около двух месяцев.
Город бомбили. Горели нефтяные хранилища. Светло от огня была настолько, что можно было иголку найти ночью.
Мои товарищи погибали – падали с ног от голода и больше не вставали. Пайка была – 150 граммов хлеба. Да и ту не подвозили вовремя! За ребят этих душа болит до сих пор.
Помню, был у меня друг, Петя Нафталиев, 30-го года рождения. Остался там, «на окопах», навечно. Хоронить было некому. С трудом сами стояли на ногах и не верили, что останемся в живых.
Уже не помню, как я вернулся назад, в Грозный. Пришел в себя в больнице.
Мне назначили усиленное питание. Встал на ноги.
Нужно было кормить семью. Я брал пятилитровый чайник с водой, отправлялся на базар:
– Кому воды холодной?! – Поил людей водой за яблоко или горсть кукурузной муки… В сумку от противогаза собирал то, что давали на пропитание.

 

Роман Ханукаев родился 10 марта 1929 года. Получать образование закончил в одиннадцать лет: когда перешел в третий класс, началась война. Потом выживал, заботился о семье. Жил и работал на Северном Кавказе. Имеет большую семью. Живет в Сдероте.

Из книги «Взрослое детство войны. Сборник воспоминаний - 2». Издано Культурно-просветительским центром и общиной «КЕЙТАР» совместно с Городской компанией по культуре г. Ашдод, Израиль, 2013 г.