Воспоминания

Вениамин Топор

 

ПУТЬ В ДЖАНКОЙ


Ровно 15 лет исполнилось мне, когда началась Великая Отечественная война. В то время наша семья проживала в небольшом еврейском местечке Каушаны (Молдова), еще недавно находившемся под властью Румынии.
Меня с родителями и бабушкой посадили на подводу, запряженную двумя упитанными лошадьми, и повезли в неизвестность. С собой взяли самое необходимое, как тогда казалось: одежду, полотенца, чашки, ложки. Получилось два-три полных мешка.
По дороге нас сопровождало людское горе: люди – в основном, женщины, дети и старики, – бежали вместе с нами от верной гибели – на Восток, в надежде выжить. А немецкие самолеты поливали их сверху из пулеметов – пулями, из люков – бомбами… Дети орали, женщины плакали, а старики молили Б-га, чтобы (как ни странно это звучит сегодня!) «отец всех народов – товарищ Сталин – в Кремле был здоров и долго жил»!
На каком-то разъезде в Украине подводы были оставлены, так как дальше в тыл нам необходимо было добираться по железной дороге. Нас пересаживали с поезда на поезд. Однажды, дожидаясь очередной пересадки, мы заночевали в каком-то садочке.
Ах, эта летняя крымская ночь, напоенная морской влагой и насыщенная разнотравьем! Я спал на мягкой сочной траве, подложив под голову вместо подушки мешок с пожитками, которые успели захватить с собой. Детский сон всегда и везде крепок, сладок. Даже сновидений не видел я в ту тихую теплую ночь. А утром обнаружил, что мешок разрезан, и часть вещей украдена.
Но это был сущий пустяк по сравнению с тем, что предстало перед нашими глазами: рельсы оказались разобраны, и дальнейший путь для нас был отрезан.
Среди эвакуированных началась паника. Говорили, что не сегодня-завтра придут немцы и всех нас расстреляют. И в то же самое время мы обнаружили, что наш отец исчез! Он буквально испарился! Как мы ни искали его, найти не могли. Как выяснилось впоследствии, он просто оставил семью, так как заработать не мог, считал себя лишним и бесполезным ртом, да и думал, наверное, что так спасется в этом военном пекле.
Но несколько мужчин организовались, отправились в ближайшую деревню за помощью. В итоге, к вечеру того же дня, рельсы были снова уложены, и мы, несколько десятков человек, двинулись в теплушках в путь. И путь этот стал для нас кошмаром. То, что сейчас показывают в фильмах о войне, я, мальчишка, видел собственными глазами. Немецкие самолеты летели на низкой высоте, расстреливали и бомбили эшелоны.
И вновь дети орали, женщины рыдали, а старики молили Бога, воздев руки к небу, чтобы пули и бомбы не попали в живую мишень, чтобы мы остались в живых!
…С благодарностью вспоминаю, как помогали нам, беженцам, по пути в Джанкой. В тыл, подальше от пламени войны, нас везли товарные поезда. В перерыве между бомбовыми налетами нас сопровождали, кормили, поили, а в некоторых эвакуационных пунктах даже помогали денежными пособиями.

Вениамин Топор родился в Молдавии 26 апреля 1926 года. Принимал участие в строительстве оборонительных сооружений под Сталинградом, был тяжело ранен и эвакуирован в Самарканд. После окончания техникума работал зоотехником, бригадиром в совхозе. Репатриировался вместе с семьей в 1993 году. Живет в Ашдоде. Трое детей, 6 внуков и 5 правнуков.

Из книги «Взрослое детство войны. Сборник воспоминаний - 2». Издано Культурно-просветительским центром и общиной «КЕЙТАР» совместно с Городской компанией по культуре г. Ашдод, Израиль, 2013 г.