Воспоминания

Каминcкая Людмила

Я, Каминская Людмила, родилась 12 мая 1937 года в городе Киеве. Б 1941году срочно эвакуировалась с мамой и старшей сестрой в город Балашов Саратовской области. Мне было четыре года. Мама работала в госпитале. Питались очень скромно, жили на квартире у местных жителей.
Помню, как я любила жмых, - это отжатые семечки, в городе был маслозавод, и рабочим часто давали жмых. По моим воспоминаниям, это вкусно.
Помню, мама сшила мне мешочек из мешковины. Такие были у всех детей. Мимо наших домов грузовики с завода возили зерна кукурузы, немного рассыпалось на дорогу. Дети выбегали с этими мешочками и собирали зерна, которые потом варили и ели. Было вкусно.
Город часто бомбили, спали одетыми. Во дворе вырыли окопы, во время бомбежки дети бежали туда прятаться. Старшая сестра училась в школе и меня учила писать, читать, рисовала мне детские книжечки. Мы с сестрой ходили в госпиталь к раненым, читали им стихи, пели песни, помогали, как могли. Во дворе сделали качели. Детей было много, жили дружно.


Конечно, взрослым было тяжелей: трудная работа, забота, как накормить детей, постоянное ожидание писем с фронта и - слушали радио, сводки с фронта.


В 1944 году мы вернулись в освобожденный Киев. Дали нам комнату в коммунальной квартире в доме без крыши (на дом упала бомба), и мужчины своими си­ лами чинили крышу, ремонтировали стены. Я тоже принимала участие в ремонте - набивала дранку на стены.
В 1945 году на Крещатике поставили виселицы и вешали фашистов. Все дети побежали смотреть, а мне было страшно, я не пошла.


Война окончилась. И детство - тоже.

Слава Богу, что я здесь, в Израиле!

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.