Воспоминания

Швецова Раиса

Родилась 12 декабря 1938 года в городе Винница. 20 июня 1941 года был день рождения мамы и 6 лет со дня их свадьбы с отцом, и папа принес в подарок каракулевый полушубок в упаковке. Через два дня началась война, и его призвали на фронт. Уходя, он взял с мамы слово, что она с детьми сразу же уедет из Винницы. Мама просила свекровь уехать, но та ответила, что немцы - культурные люди и незачем с малыми детьми пускаться в неизвестность. К концу 1941 года они все погибли в гетто, и у нас не стало родных. У моей бабушки было три сына, все они погибли на фронте.
Никаких вещей мама с собой взять не могла, на руках она несла меня (2,5) а за юбку держался братик (5). Единственная вещь, которую она взяла с собой, был папин подарок.

Шли пешком, добирались на попутных. Однажды меня и бра­ та подсадили на подводу, мама шла следом пешком, пошел дождь, и она зонтом укрывала нас, а сама шла по грязи насквозь мокрая.
Когда удалось сесть на поезд, налетели немецкие самолеты. Мама накрыла меня и брата, сказала, если погибать, так вместе. Вокруг горели вагоны, а наш остался нетронутым, все, кто выпрыгнул, погибли. На одной из стоянок мама пошла за кипятком, попросила присмотреть соседку по вагону, а тут налет, вой, крик. Бра­ тик испугался и выбежал из вагона. Мама вернулась, взяла меня на руки и пошла искать брата, хотя поезд уехал. Нашла его в ближнем лесочке, он ждал, пока мама его найдет.


Добрались до города на Кавказе на берегу реки Терек. Мама начала работать, я заболела скарлатиной и меня положили в инфекционную больницу. Тем временем немцы подходили к этим местам. Мама стала просить главврача отдать ей дочь, но тот ни в какую. Тогда мама принесла ему запакованный подарок моего отца - шубку, и тот с черного входа вынес меня в белой простыне и сказал, чтобы через час нас в городе не было. Впоследствии мама узнала, что, когда немцы вошли в город, всех больных детей сбросили в шурф, а медперсонал расстреляли во избежание распространения инфекции.


Плыли на пароходе, загорелась баржа, есть было нечего, осень, холод, голод.
Я не помню, как мы оказались в Ташкенте. На вокзале к маме подбежали несколько парней 16-17 лет, голодные, оборванные, и сказали, что недалеко умирает сын нашего соседа. Оказывается, мальчишек-евреев вывезли и оставили на произвол судьбы. Они выжили, подросли, воевали, были награждены, но не могли забыть, как с ними тогда поступили.
Я не помню, как мы осели в Казахстане в Кзыл-Орде. Вечно голодные, много болели, сидели у мамы на работе возле её стола - она работала бухгалтером. На работе им выдали по мешку, и мама сшила мне и себе платье. Мама разыскивала мужа, и ей пришло письмо, что папа погиб в 1941 году.


Однажды в Виннице маму окликнула женщина, которая рассказала, что она с двумя детьми в августе 1941 года пыталась сесть на поезд. Вдруг она увидела в военной форме моего отца (до войны она работала в цехе, где он был начальником). Он отдал ей свой паек, собрал пайки у солдат, посадил их на поезд, и так они спаслись. Он сказал, что, может, и его жене и детям кто-то поможет. Она рассказала, что в Винницком музее на стенде она видела фотографию папы с бригадой - первой на фабрике бригадой стахановского труда. Мама в музее умолила дать ей газету со снимком на один день и в фотоателье сделала копию. Так мы увидели фото своего отца через много лет.
Жизнь после возвращения была очень тяжелой. Жили у папиных родственников в одной комнате в подвале. Добиваться возвращения в нашу квартиру мама боялась, там жил полицай с семьей. Папин двоюродный брат, освобождавший Винницу, весь в орденах, прибежал к себе домой, и на пороге своего дома был застрелен полицаем, занявшим их квартиру. Наши вещи и мебель растащили соседи украинцы. Когда полицая арестовали, нам вернули наше жилье в жутком состоянии. Единственным светлым лучом в нашей трудной жизни была мамина любовь, вера в нас. Но боль от потери нашего папы осталась с нами на всю жизнь.


В Израиль приехала в 1994 году.

 

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.