Воспоминания

Цымбалова Элла

Родилась 30 мая 1934 года. В 1941 году в июне месяце мы жили в городе Полоцке на берегу реки Двина.
Был выходной, и папа занимался ремонтом в доме. Его вызвали на работу в райком, он пришел, сказал что-то маме и снова ушел. Детей из нашего города и сотрудников райкома должны были эвакуировать в летние детские лагеря. Но папа сказал маме, чтобы она меня не отпускала. Начались бомбежки, появились первые убитые, особенно бомбили аэродром, который находился недалеко от города.
С работы никого не отпускали, поэтому мама брала меня с собой, а она работала в библиотеке. При бомбежке мы ходили в убежище, но однажды туда попала бомба. В нашем дворе жили беженцы из Польши. С началом войны они ушли и сказали маме, чтобы уходила. Но маму по-прежнему с работы не отпускали. Потом стали выпускать людей из города, разрешили брать лошадей, но мама не умела управлять лошадьми и не знала, куда и как уходить.
Мы просто пошли с людьми - мы с мамой, тетя и бабушка, шли через деревни, кто-то помогал едой и водой. Однажды мы отдыхали в стоге сена и над нами пролетел низко самолет. Казалось, что он заденет голову. Этот вой очень долго звучал в моей голове. Мы остановились в какой-то деревне и случайно встретились с папой, который нас искал. Он был в военной форме и сказал нам, чтобы мы не оставались здесь, а быстро уходили. По дороге мы встречали солдат, которые указывали нам дорогу. Так мы вышли из окружения. На одной из станций (мама была беременна) начальник посадил нас в последний вагон последнего поезда. По дороге нас бомбили. Все выбегали из вагона, а мы - нет, мама не могла из-за своего положения. Мы были голодные.
Потом на станции нас высадили и всех развезли, а мы остались. Осталась одна хата, говорили, что там плохая хозяйка. Но она оказалась очень хорошей женщиной, старалась нас подкормить, вылечила мою маму, очень ей помогла.
Стали бомбить и здесь, и мы уехали на Урал, где и остались до конца войны и где родился мой брат. Мама пошла работать, а мы оставались с бабушкой.
После освобождения нашего города мы вернулись в Белоруссию. Папа вернулся живым. И прожили мы там до 1995 года, а потом приехали в Израиль.

 

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.