Воспоминания

Ткаченко Мина

Девичья фамилия Липкина. Родилась 30 января 1935 года в городе Прилуки Черниговской области. Семья моя состояла из пяти человек: мама, папа, бабушка, братик и я. Я ходила в детсад, а братик был дома с бабушкой. У нас была большая и красивая квартира. Жили хорошо.
22 июня 1941года по радио Левитан объявил, что Киев бомбили, - война. У моей мамы была сестра, а ее муж работал главным бухгалтером ОРСа железной дороги.
Началась эвакуация жителей города. Так как железнодорожников эвакуировали в первую очередь, то мы и поехали вместе с тетей и ее семьей. Ехали в товарных вагонах, в которых раньше перевозили скот. Лежали на сене, было сыро. Двери были закрыты, только через маленькую щель пробивался свет.
Нас по дороге много раз бомбили: мы выскакивали из вагонов и бежали, куда глаза глядят. Многие в пути умерли, болели. Прятались в лесах, окопах.
Один раз, когда мы бежали, мой папа отстал от поезда. Мы с братиком плакали. Но затем он догнал нас.
Нас привезли в Казахстан, в село Мартуки, где поселили на квартире.
Однажды хозяйка, у которой мы жили, поставила в печку сушить семечки. Бабушка моя была полуслепая, глухая, и она разожгла печку, чтобы сварить нам еду. Семечки сгорели, а хозяйка, вернувшись с работы, сказала, чтобы мы уходили с квартиры.
Папа с мамой поехали в Актюбинск (Казахстан) и нашли другую квартиру вместе со старшей сестрой и ее семьей. Квартира была маленькая, но жили вместе дружно. Там моего папу призвали в армию, хотя он был белобилетчик (то есть освобожден по состоянию здоровья).
Помню как сейчас: папа вернулся из военкомата, наклонился ко мне, и я ему положила в карман гимнастерки костяную зубочистку. Он меня поцеловал, помахал нам рукой, и больше я его не видела. Помню, что он нам с фронта прислал немного денег и письмо. Потом мы узнали, что отец погиб на фронте.
Через некоторое время к нам в Актюбинск приехала мамина младшая сестра с двумя детьми, муж ее был на фронте. Мы стали жить вместе, сняли побольше квартиру. Она была темная, сырая, холодная. Потолок был подперт столбами, на которых висели вещи.
Когда мамы наши были на работе, к нам зашла одна женщина. Мы даже не за­ метили, как она украла коробочку из красного дерева, думая, что там деньги и драгоценности, а там лежали документы. Кроме того, она прихватила с собой и кое-что из одежды. Поняв, что нас обокрали, мы с братом бросились ее искать, но ее и след простыл.
Наступила холодная зима. Братики меньшие ходили в детсад, мы были дома. С утра шли на вокзал и собирали обгоревшие угли под паровозом. Обжигали себе руки, плакали, было очень больно. Однажды мы с братом решили поехать за углем в Караганду, так как мимо Актюбинска проезжали составы, наполненные углем, который блестел на солнце. Мы с братом взяли сумки, сели в прицепленный вагон и поехали. На вокзале мы увидели большой ящик с углем. Брат залез в ящик и стал подавать мне уголь, а я складывала в корзинку. Мы уже набрали полную корзинку и собрались уходить, когда повар увидел нас, схватил за руки, высыпал уголь и повел нас в столовую. Там нас умыли, посадили за стол, накормили супом и пирожками. Вкус этой еды я помню до сих пор.
Помню еще один случай. Мама возвращалась с работы поздно вечером - годовой отчет. Шла мимо забора хлебозавода. Вдруг слышит кто-то кричит: «На, бери! Бери!». И прямо под ноги ей упал мешок с горячим хлебом. Была зима. Но даже через пальто горячим хлебом мама обожгла себе спину. Когда мама пришла, мы вскочили с постели и принялись кушать хлеб. Тогда он показался нам шоколадом. Вот такое у нас было детство.
Мы вернулись в 1943 году в свой родной город Прилуки, наша квартира была занята другими жильцами, поэтому мы жили в проходной кухне, пока нам не дали отдельную комнату. Отец с фронта не вернулся.
В 1950 году окончила школу, в 1953 - педучилище и получила диплом воспитателя детского сада. Работала воспитателем, заведующей детской комнатой, методистом подготовительных групп. Была воспитателем в «Доме грудного ребенка».
В 1993 году приехала в Израиль в город Ашдод, где и проживаю до сих пор.

 

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.