Воспоминания

Соркипа Фаина

До войны моя семья (отец, мать и два брата) жили в городе Клинцы Брянской области. Отец работал на обувной фабрике. В августе 1941 года отец ушел на фронт, а 16 августа семья выехала одним из последних эшелонов на восток. Мама была на восьмом месяце беременности мной.
До Урала эшелон добирался почти месяц, было очень голодно. От смерти нас
спасло ведро сахара, которое притащил брат к эшелону. Распределили нашу семью в деревню Погорелка под Шадринском. Стали распределять по хатам. Маму, беременную, с двумя детьми, никто не хотел брать, евреев здесь никогда не видели, многие приходили просто на них посмотреть и спрашивали: а правда, что у вас рожки есть?
Первая зима на Урале была особенно тяжелой. Я родилась 22 ноября, мама работать не могла, 14-летний брат пошел работать электромонтером. Недостаток еды и работа на морозе сделали свое дело - он заболел туберкулезом. Мама заболела дистрофией. Когда она прекратила меня кормить, то дистрофиком стала я. От отца с фронта не было вестей, и, как только освободили Клинцы, мама стала добиваться разрешения на возвращение. Она надеялась, что там отец нас сможет найти. В ноябре 1944 года такое разрешение было получено, брат с большим трудом уволился с работы, и мы поехали.
Дорога назад была ненамного легче: холод вагонов, невозможность достать билеты... От Москвы ехали в тамбуре. Дом наш, хоть с выбитыми стеклами, но выжил. Правда, он был заселен семьей бежавшего с немцами полицая. В городе не было освещения, ТЭЦ только восстанавливали. Брат пошел работать. Топлива для печки не хватало, поэтому поставили буржуйку. Не было теплой одежды, и младший брат не смог ходить в школу. Я была всегда голодная, просила хлеб, прятала его под подушку, а утром не находила - мыши его съедали.
Весной мама очистила землю вокруг дома от осколков и разных обломков, вскопала и посадила огород. Вот тогда-то и стало легче, когда появилась морковь,
свекла, картошка, тыква, это нас спасало от голода. Остальное было по карточкам. Один работающий и трое иждивенцев. Мама день и ночь шила по заказам. Потихоньку вставили рамы и застеклили окна, натаскали из развалин мебель.
Репатриировалась в Израиль в 1999 году.

 

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.