Воспоминания

Островская Роза

Я родилась в 1936 году в Украине в местечке Жаников. Детей в семье было пятеро. Возле нашего местечка не было железной дороги. Поэтому, когда началась война, отец покупает лошадей, сажает на повозку детей и мать, бабушку и дедушку, и мы едем на восток. Так мы добрались до Поволжья, а там - железная дорога. Путь был тяжелым, дожди, ночью ехали, нехватка еды. Бабушка и дедушка отказались ехать дальше, уверяя, что немцы не будут убивать стариков. Больше мы их не видели.
Поезд привез нас в Казахстан, в село Талдузек. Местные жители помогали беженцам едой и жильем. Отец, Спивак Шика Гершович, пошел в военкомат, и его отправили на фронт в июле 1941 года. Мама осталась с нами одна, героическая мама, было трудно, но любовь к детям, к жизни заставляла побеждать трудности.
Мама уходила на заработки: белила кибитки, стирала чужое белье. Взамен давали продукты: кукурузу, муку, яйца. Старший брат и сестра работали в поле. Однажды брат и сестра, продав заработанные яйца на базаре, возвращались домой. От жары, жажды и усталости сестра выбилась из сил и не могла идти дальше. Брат сумел добраться до селения и вернулся к сестре с водой. К вечеру они всё же до­ брались домой.
Корью заболела младшая сестра. Медицинской помощи не было. Так и ушла из жизни. Мы очень горевали, особенно мама, каждый день ходила проведать могилку.
Сестра отца через Красный Крест нашла нас, и родня отца забрала нас к себе в Туркмению в город Байрам Али. Там сестра и братья пошли в школу. Жили у доброй хозяйки, называли ее «апа», по-русски - «мать».
У нас комната была маленькая, с одним окном. Мама утром уходила на заработки. Я часто бегала к тете Кларе на работу в столовую, она всегда кормила. Возле столовой была живая гора из черепах, из них варили суп. Дети часто бегали в пустыню собирать яйца черепах, желтки под лучами солнца пеклись, а мы их ели с удовольствием.

В 1944 году пошла в первый класс, учебников было мало, писали на газетах. С фронта от отца получали письма, и в одном был для меня подарок - два чистых листа в клеточку. От радости я не знала, что с ними делать, принесла их в класс, один лист подарила учительнице, а второй оставила себе.
В день Победы я была одна дома. Вдруг вбегает мама, включает радио, громко плачет и смеется. От испуга я стала тоже громко плакать.
Мы всей родней возвращаемся на родину. Дом наш разрушен. Обосновались в городе Белая Церковь в 60 километрах от города Киева. Учились, росли, ждали отца. Отец прошел всю войну до Берлина, а потом - война с Японией. Вернулся живым, с орденами и медалями. Он рассказывал вечерами, как они освобождали Чехословакию, Югославию, Венгрию от захватчиков.
Годы прошли, но война осталась в памяти. После школы училась в Киеве и однажды услышала рассказ двоюродной сестры отца: «Летом 1941 года мы с роди­телями поехали в Киев в гости. Мне было 14 лет, убежать не успели. Немцы гнали евреев к Бабьему Яру, заставили раздеться. На моих глазах бросили родителей в Яр. Ко мне подошел немецкий молодой солдат и вытолкнул меня из толпы, снял шинель и набросил на плечи. И сказал, чтобы я бежала. Вышла на огонек за горо­дом, открыла женщина и все поняла. Дала мне одежду и со своим сыном отправила в партизанский отряд .
Сейчас живу в Израиле.

 

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.