Воспоминания

Найштут-Винницкая Наталья

Родилась 20 августа 1938 года в Днепропетровске, пишу по воспоминаниям родителей. До войны наша семья: папа, мама, бабушка, я и брат, жили в Украине в городе Днепропетровске. Там нас и застала война.
Немецкие войска быстро продвигались в глубь страны. Уже в июле года немецкие самолеты по ночам бомбили наш город. Папа хватал меня, мама – годовалого брата, бабушка - воду и продукты (т. к. неизвестно, когда закончится бомбежка) и бежали в бомбоубежище.
В Днепропетровск был заброшен немецкий десант, который по ночам взрывал учреждения, убивал людей, сеял панику. В городе оставаться было уже опасно. Было понятно, что Днепропетровск не удержать. Папе удалось отправить нас в глубь страны. Маме он наказал добраться до Челябинска, где он работал на трак­ торном заводе после окончания института. Там у него остались знакомые, приятели, и он надеялся, что они нам помогут. Но никто не помог!
По дороге нас много раз бомбили немецкие самолеты, но все обошлось. Папа остался в Днепропетровске, т.к. он работал директором завода и должен был его эвакуировать на Урал. Подготовка завода к эвакуации заняла гораздо больше времени, чем предполагалось, и когда поезд с оборудованием и людьми отходил от вокзала, с противоположного конца города входили немецкие войска. Поезд бом­ били, горели вагоны, платформы с оборудованием, гибли люди, но, несмотря на все трудности, завод удалось вывезти на Урал.
Мы добрались до Челябинска уже поздней осенью, ни кола, ни двора. С собой взяли минимум летних вещей, а зимние вещи вовсе не взяли, собирались в спешке.
Поселились мы на краю города Челябинска в маленьком домике в крохотной комнатушке. Ни одеться, ни укрыться - ничего нет, голые, босые, а уже осень, холодно.
Мама сразу же побежала в военкомат узнать, где завод, что с папой. А там нет о заводе никаких сведений. Завод потерялся! Может быть, его не вывезли из Днепропетровска, который к тому времени был уже сдан немцам. Может быть, предательство. и папа - враг народа? Из-за этого маму не брали на работу, нас не прописывали, продовольственные и хлебные карточки не выдали.
Как жить? Мама с двумя крохотными детьми и бабушка остались без средств к существованию, к тому же я с братом простудилась и очень болела. Спасла нас наша бабушка. Она умела шить, а у нашей хозяйки домика оказалась швейная машинка — это было нашим спасением! Бабушка начала шить женщинам платья, детям - костюмчики. Деньги за работу она не брала, рассчитывались продуктами. Так мы и выжили.
А в феврале 1942 года чудом нас нашел папа, оказалось, что завод эвакуировали
на Урал в город Орск. Папу сразу же направили работать в Челябинск на тракторный завод, который к тому времени выпускал танки и нуждался в специалистах. Так наша семья соединилась!
В это время Челябинский тракторный завод работал днем и ночью, выпускал танки и самоходные артиллерийские установки. Папа работал в ремонтно¬механическом цехе и неделями не уходил из него. В его кабинете стоял диванчик, на котором он урывками спал. Мы очень редко его видели. Но все равно он был с нами, мы были вместе, и это было счастье.
После войны в Днепропетровск мы так и не вернулись, остались жить в Челябинске.
Там я окончила школу, инженерно-строительный факультет Политехнического института. По специальности я инженер строитель. Все годы я работала в институте «Челябгражданпроект». Вышла замуж, у нас родился сын, сейчас у нас две внучки.
В 1990 году в августе моя семья переехала жить в Израиль. Здесь я работала 12 лет по специальности в строительной фирме «Аштрум». Сейчас я на пенсии, занимаюсь общественной работой.

 

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.