Воспоминания

Болотникова София

Днем памяти и скорби названа в государственном календаре России дата 22 июня 1941 года- день начала Великой Отечественной войны. Я родилась 24 декабря 1939 года. Наша семья переехала в город Орел из Брянска, где отец рабо­тал народным судьей. Брянск был голоднымгородом. Купить продукты было невозможно, поэтому родители приняли решение переехать.

В Орле было все прекрасно: базары "ломились" от продуктов. Здесь у нас была чудесная квартира. Мне шел уже второй годик. Но радоваться пришлось недолго.

22 июня 1941года началась Великая Отечественная война, а уже 25 июня на Орел был совершен первый налет вражеской авиации. Под нашим домом был большой старинный подвал, который стал бомбоубежищем для жителей нашего дома и со­ седних домов. В подвале было очень душно, темно, сыро и холодно. Дети пугались и плакали при каждом взрыве бомбы.

10 июля 1941 года при облисполкоме был создан отдел по эвакуации города.
На восток шли эшелоны с орловским хлебом, а скот перегоняли своим ходом под вражескими бомбами в Пензенскую, Саратовскую, Тамбовекую и другие об­ласти. Туда же эвакуировались учреждения культуры, детские дома, школы и институты, а в последнюю очередь - семьи работников облисполкома, суда, мили­
ции, прокуратуры.
В один из дней папа приехал к нам на грузовой машине. Быстро загрузили кое-какие вещи и поехали к железнодорожному вокзалу. Всю дорогу вокруг нас рвались снаряды. На станции нас погрузили в товарный вагон, в котором уже было очень много людей (Папа оставался в Орле, откуда был направлен на фронт председателем военного трибунала в звании майора юстиции).
Мне было полтора года, мама была на восьмом месяце беременности. С нами была мамина сестра с пятилетним ребенком. Нас везли в Тамбовекую область.

По дороге часто бомбили. На одной из станций мама вышла из вагона, чтобы купить еду, а поезд тронулся. Тетя стала кричать и звать маму. Мама в ее положении смогла догнать наш вагон и запрыгнуть в него (не зря она была инструктором парашютного спорта).

Нас привезли на станцию Клявлина и поселили в какой-то дом. Через некоторое время родилась сестричка. Был страшный голод. Мама тяжело заболела и попала в больницу. Я и сестричка остались с тетей, мы заболели корью, особенно тяжелая форма была у маленькой. Чтобы спасти ребенка, нужно было козье мо­ локо, а его тогда невозможно было купить. Так моя сестричка умерла, не увидев папу.
Мама забрала меня к себе в больницу, и мы выздоровели. Мама работала на лесозаготовке, ей было очень тяжело.

Отцу удалось приехать к нам на несколько дней, а потом он вернулся на фронт и дошел до Берлина.
После окончания войны папа приехал за нами и отвез на Брянщину, куда уже вернулись из эвакуации его родные.

У его сестры погиб муж, который занесен в Книгу Памяти музея Яд-Вашем.
Закончилась война, но банды бандеровцев бродили по Белоруссии, куда и был направлен мой отец. Мы поехали с ним в Слуцк, а затем в Гродно. Жизнь без во­ йны начала немного налаживаться, но в стране была разруха. В освобожденном Орле остались целыми всего два дома, остальное было в руинах. Страна присту­ пила к восстановлению хозяйства.

Живу в Израиле с 29 мая 2007 года.

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.