Воспоминания

Боrод Юрий

Я родился 4 августа 1939 года в Харькове. На всю жизнь запомнились отдельные эпизоды, сохранившиеся в детской памяти, и рассказы взрослых...
Вспышка первая. Налет немецкой авиации на Харьков. Рев моторов, взрывы, звон стекла, крики. Духота в бомбоубежище, плач детей, запах пота, пятна крови на выходе...

Вспышка вторая. Вокзал. Эвакуация. Наша семья должна эвакуироваться на Урал, куда перевозят военизированные заводы. Мой отец был квалифицирован­ным токарем, но его оставляли для защиты города.
Столпотворение у вагонов, пробираемся внутрь, но большая часть вещей утеряна... Едем... Через сутки поезд бомбят, пассажиры высыпают из вагонов, разбегаются в стороны, есть раненые. Мы внезапно находим небольшой мешок с сахаром в кусочках, который едим и меняем на хлеб и одежду...

Через несколько суток еще одна бомбежка. Холод. Ночь. Находим деревеньку и ночуем в огромном сарае вместе со скотом, запах мочи и навоза... Идем по дерев­ ням больше месяца, болеем, я при смерти. И вдруг нас находит отец - настоящее чудо. Радость, я неожиданно выкарабкиваюсь...
Попадаем в город Шадринск Курганской области, где обосновался завод номер 815 (как сейчас помню номер!). Там делают "Катюши". Отец стал работать то­карем, мать устроилась машинисткой. Голодно, холодно, но уже чуть легче. Нам дают подвальную квартиру - одну на несколько семей. Из окон видны только ноги. Праздничная еда- сырая картошка и жареный горох.

И еще вспышки: слезы матери во время сообщений по радио об отступлениях армии и самозабвенный танец бабушки в День Победы.
Тяжелейшее детство сказывалось всю жизнь. Беспрерывные отравления, туберкулез, и уже в Израиле- инсульт в возрасте 50 лет. Очень много болели и мои родители. 

В Израиль приехал в 1990 году.

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.