Воспоминания

Ашкинадзе Лев

Мы часто голодали, мерзли, болели

Я, Ашкинадзе Лев Наумович, родился в 1941 году. Начало войны застало нашу
семью в городе Павловском Посаде Московской области.
Мама, Дубилет Раиса Львовна, была врачом местной больницы, отец, Ашкинадзе Наум Михайлович, работал инженером на текстильном комбинате. Вместе с нами жили бабушка и дедушка (родители мамы), пенсионеры. Моему старшему брату Грише было 2,5 года.
Мне к тому времени исполнилось всего 3,5 месяца. Поэтому о последующих событиях, происходивших в это время в городе и в нашей семье, я знаю только по рассказам наших родителей.
Когда осенью 1941 года началась ожесточенная битва за Москву, немецкая ави­ ация постоянно бомбила Павловский Посад, расположенный в 70 км восточнее Москвы. В городе царила панш<а. В октябре началась эвакуация промышленных предприятий и населения.
Наш отец был одним из руководителей эвакуации текстильных предприятий страны, поэтому нашей семье были предоставлены места в эшелоне для беженцев. А он оставался на казарменном положении.
Однако перед самой отправкой эшелона, где мы уже находились, начался на­ лет немецкой авиации, эшелон разбомбили, и он сгорел. Было много погибших и раненых. Мы спаслись, укрывшись в придорожной канаве, наш багаж с зимней одеждой, продуктами и лекарствами пропал. Железная дорога была повреждена, и никакой надежды на другой эшелон не было.
Наш дальнейший путь до города Уфы, где жила семья дяди, воевавшего на
фронте, занял более двух месяцев. Нам пришлось преодолеть много километров различными видами транспорта: на телеге, попутной машине, на пароходе, ехали в товарном поезде, в теплушке, в конце пути - на санях. Часто голодали, мерзли, болели.
Только в конце декабря 1941 года мы добрались до Уфы. Все были обмороже­ ны, истощены, мы с братом страдали от тяжелой дизентерии. Б Уфе мама сразу устроилась на работу в больницу. Мы жили с семьей дяди-фронтовика, где было
двое своих детей нашего возраста. Жили достаточно тяжело. Дети часто болели. За время эвакуации я переболел корью. малярией, желтухой.
Бесной 1944 года маме пришел вызов на работу из городской больницы Пав­
ловского Посада. Однако мы не могли вернуться домой всей семьей: нам сооб­
щили, что дом наш находится в аварийном состоянии и вепригоден для жилья. И
тогда мама решила ехать с братом, а я остался с бабушкой и дедушкой в Уфе. Мама
с братом до окончания ремонта дома долгое время жили у знакомых.
Мы же с бабушкой и дедушкой вернулись домой лишь осенью 1944 года. Мне
было три с половиной года. Я радовался долгожданной встрече с мамой. Папы мы
не застали дома. Он продолжал работать в службе тыла и жил на казарменном по­
ложении в Калинине. Оставался год до окончания войны...
Сейчас живу в Израиле.

Из книги "Гонимые войной. Воспоминания бывших беженцев Катастрофы,
проживающих в городе Ашдоде (Израиль)".
Издано организацией "Беженцы Катастрофы", Израиль, Ашдод, 2015 г.