Воспоминания

Чернышова Берта (Иофинова)

Теплом души согрела нас

Наша большая семья до войны проживала в городе Витебске Мы, папа с мамой, дедушка с бабушкой, жили в одной квартире. Когда началась война, то в первые дни после объявления тревоги родители прятались с детьми в бомбоубежище. Мне было 6 лет.

В один из дней к нашему дому подъехал на машине старший сын бабушки дядя Фима и приказал срочно садиться в кузов. Времени на сборы не было. Мы уже сидели в кузове, когда пришли с работы мама и папа. Дядя Фима очень торопил, потому что до отхода эшелона оставалось очень мало времени. Мы успели запрыгнуть в теплушку. Нас, детей, разместили на верхней полке. Ни еды, ни одежды, ни запасов у семьи не было. Трудно рассказывать о всех мытарствах эвакуации. Эшелон часто бомбили, и мы срочно выгружались из теплушек и бежали в лесок или в поле. Часто останавливались, так как пути были заняты горящими вагонами впереди идущего и разбомбленного немцами поезда. Всюду валялись узлы и чемоданы убитых людей.

Мы кое-что подбирали из вещей и продуктов и только благодаря этому смогли в течение месяца добраться на Урал, в деревню Новопетровку. Нас приютила замечательная женщина–тётя Катя Сорокина. Она подкармливала нас, чем могла. Спустя некоторое время, мы переехали на станцию Карталы. Мама работала швеёй в артели «Победа», где шила ватники для бойцов. А мы там же помогали набивать стружкой детские тряпочные игрушки. Жили в доме, где вместо стен был полопавшийся картон. В комнате замерзала вода. Мы спали вчетвером на старой кровати. Не было ни простыней, ни одеял, ни подушек. Мама к еде примешивала траву. Мы собирали очистки и мёрзлую картошку.

В конце войны родители получили письмо от чудом оставшейся в живых маминой родственницы тёти Евы. Она описала, как погиб дядя Фима. Когда в Витебск вошли немцы, они собрали оставшихся горожан и предложили выйти из толпы коммунистам и евреям.

Никто не вышел, и тогда жена дяди Фимы указала пальцем на своего мужа и сказала, что он – «коммунист и жид». Дядю сбили с ног и заставили лечь на землю. Полицаи облили его бензином, жене дали в руки факел и приказали: «Поджигай!». Она спокойно подожгла мужа и отца своих детей. Я не могу рассказывать и вспоминать это всё.

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г