Воспоминания

Фишман Мария

Лакомством был жмых

1941 год. Спустя два месяца после начала войны, фашисты оккупиро - вали территорию Смоленщины и начали бомбить Сычёвку, где мы жили. Папа уже был призван в действующую армию. Тридцатилетняя мама осталась с тремя детьми на руках практически без помощи, так как все родственники жили в других районах Смоленска.

Хорошо помню зрительно, как начали бомбить город. Мы выскочили на улицу. Недалеко горела школа. Мама помчалась на папину работу, чтоб там оказали помощь для эвакуации. Потом мама вспоминала, что был кощунственный приказ: семьи комсостава армии и коммунистов могли эвакуироваться в последнюю очередь. Папа был коммунистом и комиссаром роты. На последней хромой лошади с телегой мы покинули город. По пути встречались отступающие части Красной Армии. А мы, не ведая, в какую сторону ехать, плутали по лесу, пока такие же, как мы, беженцы не указали нам, куда бежать, так как немцы были уже совсем близко. По счастливой случайности, встретили папину часть, и на одной из станций он сумел посадить нас в поезд эвакуировавшегося Московского шарикоподшипникового завода в сторону Урала. А дальше в памяти мелькают всё новые страшные дни и ночи. Как в кинокадре, вижу: люди с криками выскакивают из вагонов. Нас бомбят на Волоколамском шоссе. Слышу, как мама с отчаянием в голосе просит старшую дочь крепко держать меня за руку, а второй рукой держаться за маму. Бежим под насыпь. Страшно было потеряться. Добирались до Челябинска два месяца, испытывая голод, холод и страх бомбёжек. Пелёнки с брата- грудничка снимались вместе с кожицей…

Нас приютили добрые люди, и мама научилась приспосабливаться к суровым условиям жизни на Урале. Она добывала лоскутья абразивного наждака, которые отстирывала, превращая их в полотна, и шила нам тёплое постельное бельё, набивая его ватой. Питались мёрзлой картошкой, свеклой, а лакомством был жмых. Летом 1943 года вернулся с фронта инвалидом папа, без правой руки. И это было счастье! Но, как и многие, мы испытали большое горе. На Смоленщине погибли все оставшиеся родственники, не принявшие эвакуацию, в количестве 13 человек.  

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г