Воспоминания

Лейбман Ицхак

Накануне войны я видел маму в последний раз

Я, Лейбман Ицхак, родился в г. Минске, б марта 1930г и жил там до войны на ул. Замковая, дом 16. Учился в 42־ой школе, что на площади Свободы, и до войны окончил 3 класса. Отец, Лейбман Меер Ицкович, мужской портной, был кустарем на дому, а мать, Лейбман Нехама Шмуйловна (в девичестве Левина), не работала. 27 декабря 1937г. отца арестовали и осудили на 8 лет с поражением в правах за антисоветскую деятельность.

В июне 1941г. я был пионером лагеря «Ратомва», и там меня застала война. 16 июня ко мне приехала мама и сказала, чтобы я в следующее воскресенье, т.е. 22 июня, ее не ждал, потому что она будет отправлять моего младшего брата Леву на дачу с детским садом в Малиновку. Таким образом, 16-го июня я видел маму в последний раз. О ее судьбе и о брате с тех пор я ничего не знаю, хотя долго искал их через разные организации.

Утром 22 июня я, как и все в лагере, проснулся от гула самолетов. Они летели так низко, что были видны кресты на крыльях. Два дня мы провели в лесу, а утром 25-го всех нас, около 500 детей, отвели на железнодорожную станцию, посадили в товарные вагоны и повезли в Минск.

В Минске нас остановили на пассажирской станции. Минск горел, была бомбежка. Начальник лагеря закрутил проволокой двери вагонов, не выпустив никого: ни детей, ни вожатых, ни воспитателей. Так мы простояли около часа, а он

каким-то образом раздобыл паровоз, и мы поехали в глубь России. Ехали долго, вне всяких расписаний, часто останавливаясь в чистом поле. Несколько раз обстреливали самолеты, но, слава Богу, отделались дырками в крыше вагона. Так нас привезли в г. Вольск Саратовской области, потом пересадили на пароход и на баржи, повезли вверх

по Волге в г. Хвалынск Саратовской области и разместили в доме отдыха. Там мы пробыли до сентября, а за это время подготовили помещения в детдоме №1, переселив бывших там детей в другие детдома (всего в Хвалынске было

7 детдомов). В детдоме я окончил 6 классов, и по достижении 14-и лет меня летом 1944г. направили  в ремесленное училище №1 в г. Саратове, а летом 1945г. перевели в Р.У. № 8, и я смог окончить 7-ой класс в школе рабочей молодежи. Потом был индустриальный техникум в Саратове, который

я окончил в 1950г., получив диплом техника-технолога. Поработал полгода, и меня призвали в армию. Демобилизовался в октябре 1954г., но в Минск не поехал, потому что там у меня никого не осталось. В Саратове уже были друзья, хорошо знал промышленность. Устроился на завод, женился, поступил в заочный институт, который окончил в 1961г. Работал на разных заводах конструктором вплоть до ухода на пенсию в 1990г. В это время открылись «ворота», и мы всей семьей не замедлили этим воспользоваться.

А семья - это мы с женой, ее родители, дочка на 9-ом месяце с мужем и пятилетним сыном. 15 июня 1990г. репатриировались в Израиль.

Здесь, в Израиле, поселились вначале в Кирьят-Моцкине. Дочка окончила бухгалтерские курсы и до сих пор пока работает бухгалтером, отец жены получил военную пенсию (он с августа 1941-го до конца войны был на фронте). Жена моя, врач по специальности, не работала, а возилась с родившимся уже здесь младшим внуком (теперь он уже капитан Израильской Армии, а старший внук отслужил в «Магаве»).

Я, инженер, не знающий английского языка, проработал 7 лет слесарем на небольшом заводе в Цур Шаломе.

Несколько слов про моего отца:

Отсидев 8 лет, он был освобожден в1945г, но еще год был расконвоированным, не мог оттуда уехать. В 1946г. он приехал ко мне в Саратов, но т.к. был поражен в правах, не мог остаться в Саратове, ему пришлось уехать в г. Вольск Саратовской области, где работал портным в артели. В 1966г. его реабилитировали, и он приехал ко мне в Саратов, умер в 1977г. и похоронен на еврейском кладбище в Саратове.

Хочу добавить о том, как нашу семью встретили в Израиле.

Последние 15 лет я работал в Саратове на одном из заводов в КБ, и, когда меня принимали на работу, мне главный инженер сказал: «Мы вас принимаем на место человека, который уехал в Израиль». И вот когда пришел мой час и я получил вызовы, я узнал адрес моего предшественника в Израиле. Это был Эдуард Мельников. Я написал ему письмо со словами: «Мы с Вами незнакомы, но сижу на Вашем стуле, за Вашим столом и чертежной доской, продолжаю заниматься тем же, чем занимались и Вы. У меня вызов, и не могли бы Вы подыскать квартиру для нас».

Получаю ответ: «Когда приедете?» Короче говоря, нас ожидала пятикомнатная квартира в Кирьят Моцкине. Мы приехали в пятницу 15 июня 1990г. Из аэропорта позвонили и поехали по адресу, который он нам сообщил. Нас уже ожидал Эдуард с женой Соней. В квартире была приготовлена посуда, еда на несколько дней, т.к. была пятница и мы бы не успели ничего купить.

В этой квартире поселились мы с женой и ее родителями, а для моей беременной на девятом месяце дочери была снята еще одна квартира. Но т.к. она должна была освободиться через неделю, Мельниковы поселили их у себя. До сих пор мы дружим семьями, бываем друг у друга и перезваниваемся.

Не хватает слов, чтобы выразить Эдуарду и Соне Мельниковым нашу благодарность.

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г