Воспоминания

Синицкая Розалия

Инвалид в 17 лет

В 1941 году я со своей семьей, отцом и матерью, проживала в г. Николаеве, на Украине. В том же году я закончила среднюю школу № 5 и готовилась к поступлению в Киевский ВУЗ.

Мне было 17 лет. Так как я проживала по ул. Шевченко, которая вела на Варваровский мост ( дорога в сторону Одессы и западной границы), мы ежедневно наблюдали за движением войск, которые с марта 1941 года почти беспрерывно двигались к границе. С 1939 г. мы постоянно сталкивались с беженцами из Польши, которые сеяли панику и создавали уверенность в том, что война не за горами. Не было ни в газетах, ни в других источниках сообщений об отношении фашистов к евреям, не было и не могло быть, так как правительство СССР состояло в договоре с Гитлером и очень ценило эти отношения. 16 июня 1941 года состоялся мой выпускной вечер в школе, и на 22.06 был назначен вечер выпускников во Дворце пионеров.

Утром по радио мы узнали, что фашисты напали на нас и что началась война, что уже бомбили Севастополь и Киев. Где-то 5 или 6 августа моя мама обратилась в горисполком по месту работы отца ( а он уже 26 июня был призван в армию) за получением эвакуационного талона, ей в выдаче талона почему-то было отказано, но велели прийти на следующий день. Но когда она назавтра пошла в горисполком, там никого уже не было. Когда стало ясно, что Николаев будет сдан немцам, командир роты ВОХРА предложил жителям дома свою грузовую машину, чтобы нас отвезти к выходу из города, где мы могли бы найти транспорт для дальнейшего следования в тыл. Все происходило впопыхах, никто к этому не был готов, но кое-как собрались и автомашиной связистов мы выехали за пределы города.

Дальше в тыл мы следовали пешком и попутным транспортом. Где-то, точно не помню, мы смогли сесть в товарняк, который шел неизвестно куда. Описать дорогу, все наши страдания – невозможно. Товарняк постоянно обстреливался, особенно мы страдали от голода, так как не помню случая, чтобы где - нибудь в дороге было организовано питание. Эшелон останавливался посреди поля. Трогался он без какого-либо сигнала, давил людей, так как только под вагонами мог человек справить естественные надобности. Транспорт безбожно бомбили, было много жертв, которые даже не были похоронены по-человечески. Купить что-либо тоже не было возможности, базары также разгонялись бомбежками.

Особенно трудно было с детьми. Нас было семеро: я, мама, ее сестра и дочь, у которой было двое маленьких детей четырёх и пяти лет. Мы эвакуировались 12.08.1941 г., а сестра родила 5- го августа, ушли мы из города, когда ему было семь дней. В итоге мы этих детей потеряли, они умерли от голода и болезней, так как, не было еды и лекарств. Поскольку мы выехали летом, без зимней одежды, я в ноябре 1941 г. отморозила ноги и в 17 лет стала инвалидом, т.к. у меня ампутированы пальцы обеих ног.  

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г