Воспоминания

Розинов Михаил

Мы учились без книг...

Я родился в городе Николаеве (УССР), и, когда мне было около четырёх лет, началась ВОВ. 16 августа 1941 г. город Николаев был захвачен немецкими войсками. Но уже в конце июля, по словам моего старшего брата, пришел домой отец и сказал, что формируется поезд для вывоза беженцев из города. Он пока временно остается, так как ему поручили вывезти оборудование Николаевской обувной фабрики на Алтай и срочно развернуть там производство сапог для армии. Быстро собрав самые необходимые документы и носильные вещи, моя мама, брат, я и наши родственники выехали в поезде. Предоставленный вагон предназначался для перевозки животных, спали на соломе на полу вагона, так как никаких полок там, естественно, не было. Кроме нашей семьи, там были и другие незнакомые беженцы: старики, женщины с детьми, в основном, маленькими. Так что в этом кагале было много ссор и ругани. На одной из станций, к

счастью, мы встретили поезд отца, и он забрал нас в свой поезд, заполненный оборудованием и рабочими для его монтажа и обувщиками, в основном, женщинами с детьми, так как мужчин мобилизовали на фронт. После многодневного изнурительного пути мы оказались все вместе на Алтае, в городе Бийске.

Нас поселили на улице Табачной, 25, у Кержака Егора Кузьмича. Холодные снежные зимы, деревянные тротуары, под которыми текла тающая вода; незнание поведения и обычаев этого края приводили к ряду критических ситуаций. Так, мы угорели в баньке, в которой разрешил нам попариться хозяин, - нас спас отец, который случайно вовремя пришел. Я помню, как он не разрешал спать - а как этого хотелось. Однажды я вывалился из окна и напоролся на кол завалинки, которой был обшит дом. Была весна, река Бия разлилась и снесла мост, через который можно было попасть в больницу. Разрешили сделать операцию в одном из военных госпиталей, которых здесь было полно. Военный врач майор Букин удалил разбитую на три части селезенку, отсутствие которой сделало меня инвалидом на всю жизнь. Врач советовал, как только освободят Николаев, вернуться туда, так как нужны для выздоровления овощи и фрукты, а в Сибири их было мало. Помню маленькие яблочки, которые назывались «райками». Как питались - не помню.

В памяти застревают непрошеные ситуации.

28 марта 1944 г. советские войска освободили г. Николаев, и наша семья засобиралась домой. В памяти остались только отдельные картины: мост через реку Волгу, пересадка на какой-то станции перед г.Днепропетровском, милиционер, который всех будил - «не спать, не спать», так как воры могли утащить чемоданы. В Николаеве в нашей квартире поселились другие жильцы, и мы были вынуждены жить с ними ещё много лет. В квартирке, 24 кв.м, нас в то время проживало семь человек. Так как всю мебель во время нашей эвакуации соседи забрали, мы спали на полу. Мы, дети войны, были предоставлены сами себе - играли в футбол мячами, сделанными из тряпок, в лапту, которую мы называли «чурками», воровали макуху, прессованные отходы производства подсолнечного масла, которую все с удовольствием сосали. Помню взорванную немцами перед уходом улицу Советскую, живущих в подвалах взорванных домов жителей с опухшими от голода ногами, казнь бывшего бургомистра Николаева. Кончилось детство, и я поступил во второй класс школы. Ни учебников, ни тетрадей, класс мальчиков под сорок человек, главным образом, евреев. Вот такие ужасы войны, которые пришлось пережить в детстве.  

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г