Воспоминания

Розет Хана

“Еврейский вопрос” завершался расстрелом

Я, Хана Розет (девичья фамилия Юдкина), родилась в местечке Колышки Лиознинского района Витебской области Белорусской ССР в 1925 году. В Колышках наша семья (родители, я, два мои брата и сестра) проживали до 1937 года.

В 1937 году наша семья переехала на постоянное место жительства в город Витебск, где проживала до начала Великой Отечественной войны. Когда началась война, наша семья в надежде, что война не продлится долго, вернулась на родину, в местечко Колышки. Мы стали называться беженцами. В начале июля 1941 года местечко Колышки было оккупировано нацистами, и потянулись дни, окутанные паутиной “нового порядка”. Фашисты сразу открыли полицейскую управу, назначили старосту и приступили к решению нацистского варианта “еврейского вопроса”. Буквально на второй день еврейские дома были помечены крестами, а проживавших в них евреев обязали носить на одежде желтые нашивки с черной шестиконечной звездой. 12 июля 1941 года всех местных евреев, а также беженцев из Витебска и других мест, начали переселять в гетто. Территория гетто была ограждена колючей проволокой и охранялась нацистами и их пособниками-полицаями.

Жизнь в гетто была типична для таких мест и вполне сравнима с адом. Скученность, бесправие, голодные, больные люди, лишенные медицинской помощи, терпевшие унижения и оскорбления полицаев и фашистов... Особенной жестокостью отличались эсесовцы, да и полицаи свирепствовали. Упиваясь властью, они отбирали последнее, что оставалось в еврейских домах, и грозили, что всех убьют. Избивали, расстреливали безо всякой причины только за то, что ты еврей. Пока что-то росло в огородах, засеянных до войны, мы кое-как питались. С наступлением холодов стали голодать. Взрослое население гетто гоняли на работу - уборку зерновых и картофеля, которые фашисты увозили. Немногие отваживались ходить в деревню побираться. Пятеро мужчин были расстреляны во время такого похода.Зимой к голоду прибавился холод. Особенно страдали дети. Они умирали от холода и болезней. Эта страшная жизнь продолжалась более восьми месяцев. Но мы не знали, что самое страшное нас ждало впереди...

В марте 1942 года линию фронта прорвали партизаны. Ночью 16 марта они приехали в Колышки и сообщили, что в гетто завтра нагрянет карательный отряд и убьют всех евреев. В центре местечка уже приготовлен большой костер, чтобы сжечь трупы. Не все решились уйти с партизанами.

Тех, кто остался, действительно расстреляли... В память о расстрелянном гетто несколько лет назад в Колышках установлен памятник. За время пребывания в гетто моя старшая сестра Геня от пережитых лишений и издевательств фашистов заболела - у нее была опухоль мозга. К моменту, когда мы ушли из гетто с партизанами, она ослепла и страдала от страшных головных болей. По дороге Геня умерла, и мы даже не знаем точного места ее захоронения. Партизаны привезли нас в Торопец. Это был эвакопункт. Нас, изможденных, голодных, больных, обогрели, помыли, накормили. В Торопце нас продержали три дня, а затем направили в Нерехту Костромской области. Из Нерехты всю нашу семью переправили в деревню Матвейково, в колхоз “Красный Перекоп”. Нам дали жилье, работу. Папа мой работал конюхом, я - дояркой. Здесь мы прожили до конца войны.

И вот долгожданная Победа! Мы принимаем решение вернуться в Витебск. Город полностью разрушен. Негде жить, нет работы... Я поступила в педагогический институт. Мы жили очень бедно, но не теряли надежду на лучшее. И постепенно все наладилось. В 1990 году мы приехали в Израиль, на святую землю, где нас приняли душой и сердцем. Трудности были, но государство и добрые люди нам помогали.

Мне 89 лет. Сейчас я на пособии по старости,дети работают. Израиль - маленькая, но удивительная страна. Дай Б-г ей процветания, мирного неба на благо и на радость ее граждан!

Из книги Иосифа Скарбовсого Дети войны помнят хлебушка вкус",
Том 2. Книга первая. Израиль, Studio Fresco, 2016 г